МАНИФЕСТ СВОБОДНОЙ РОССИИ

НОВОСТИ, МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ О СОБЫТИЯХ В СТРАНЕ И МИРЕ


Координационный Совет российской оппозиции

http://www.kso-russia.org/

Радио Свобода

Башкирское общественное движение "Кук буре"

Алексей Навальный

Партия ЯБЛОКО

Эхо России

Собеседник.ру

Горячие интервью | Эхо Москвы

Новости - Новая Газета

понедельник, 10 декабря 2012 г.

Эйфория от факта превышения рождаемости над смертностью преждевременна — это лишь временные последствия бума рождаемости конца 1980-х.

Русский полумесяцhttp://sp-analytic.ru/current/1087-russkiy-polumesyac.html
8.11.2012 | АктуальноеПопулярность | 0 Комментарий
Эйфория от факта превышения рождаемости над смертностью преждевременна — это лишь временные последствия бума рождаемости конца 1980-х.

Скоро население продолжит убывать.Нас убивает некачественная медицина и социальное неблагополучие

«Если считать, что нынешний прирост сохранится и впредь, тогда теснота будет почти повсюду такая же, как в Германии. А в России к 2000 году будет жить 594 миллиона человек», — писал в начале ХХ века русский ученый Дмитрий Менделеев, кстати, уроженец сибирского Тобольска.

В отличие от своей знаменитой «периодической таблицы элементов» исследования Менделеева в демографии очень скоро отправились на свалку — население России подточили две мировые войны и три революции.

А в 1990-е годы пришла новая беда — развал СССР и последовавший за этим спад экономики, а заодно и рождаемости. В итоге к мысли о том, что Россия медленно вымирает, мы уже привыкли. И давно воспринимаем ее как данность.

Однако в сентябре этого года Росстат отчитался о том, что наша страна преодолела так называемый «русский крест» — ситуацию, когда рождаемость была много ниже смертности. Рождаемость действительно превысила смертность в том числе и в Сибири, однако трезвомыслящие демографы говорят, что это лишь отголоски бума рождаемости конца 1980-х. Поколение того бэби-бума само вступило в детородный возраст. Поэтому скоро демографические проблемы разгорятся с новой силой — рождаемость вновь стремительно упадет.

У государства нет ответа на эти вызовы. Медики в своих изданиях (последний пример — атлас «Здоровье России» под редакцией академика РАМН Лео Бокерии) утверждают, что все крупные нацпроекты в сфере демографии и здравоохранения провалились — нужный эффект не достигнут. А демографы всех уровней (от экспертов ООН до преподавателей региональных университетов) пророчат Сибири очередную катастрофу.

Сомнительное достижение

Говорят, что данные о начавшемся естественном приросте населения России даже для многих демографов оказались неожиданностью. Тем не менее неумолимая российская статистика сообщила, что за август 2012 года население страны естественным образом (то есть за счет превышения рождаемости над смерт­ностью) увеличилось на 20 тыс. человек. В сентябре — еще на 11,5 тысячи. Однажды такое уже было — в августе 2009 года в России тоже родилось на тысячу человек больше, чем скончалось. Однако тогда это сочли за временный всплеск.

Сегодня же СМИ говорят о тенденции, тем более что она действительно четко фиксируется статистикой. В том числе и в регионах Сибирского федерального округа — правда, здесь эта тенденция выглядит незначительной, колеблющейся на уровне нуля.

Этот факт был мгновенно растиражирован всеми интересующимися темой и растолкован как «приостановка депопуляционного процесса». Правда, авторов несколько смущал тот факт, что коэффициент фертильности (среднее число детей, которых женщина родит за всю жизнь) по-прежнему составляет 1,72, хотя для простого воспроизводства поколений необходимо 2,1 на каждую женщину. Но это объяснялось, в частности, тем, что за дело взялись женщины в возрасте от 38 до 45 лет. Прирост числа рождений в этой группе составил более 60% — это те дети, рождение которых откладывалось «до лучших времен».

Так значит, «лучшие времена» все же наступили? Похоже, так считает только Росстат. «Рост рождаемости в 2012 году — последняя хорошая новость перед начинающимся демографическим спадом и затем, через несколько лет, — катастрофой. Со следующего же года во взрослую жизнь вступает поколение 1990-х годов.

Это означает невиданное падение рождаемости», — говорил в интервью РИА Новости председатель Набсовета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов.

Это подтверждает и сам Росстат — правда, уже в других выкладках, в которые рядовые граждане заглядывают редко. Например, уже в 2025 году количество молодых женщин (которые и должны будут, по логике, повышать рождаемость) будет в два раза меньше, чем сегодня. Строго говоря, «русский крест» перейдет в лежащий «русский полумесяц» — рождаемость волнообразно вырастет и вновь упадет.

Масла в огонь подливают и медики во главе с кардиохирургом Лео Бокерией. Под его руководством накануне вот уже восьмой раз выпущен атлас «Здоровье России», из которого можно сделать как минимум один вывод — что разрекламированный нацпроект «Здоровье» провалился. Структура смертности от различных заболеваний, а также общие показатели рождаемости и смертности радикально не изменились, несмотря на многомиллиардные затраты на здравоохранение или так называемый материнский капитал.

По данным издания, 54 российских региона (среди которых есть и сибирские — Томская область, Алтайский край и Тува) входят в группу с низким уровнем финансирования — на каждого жителя в год здесь тратится менее 5–7 тыс. рублей. При этом в среднем по России 36% больниц и 29,5% поликлиник находятся в аварийном состоянии или требуют реконструкции и капитального ремонта.

Кроме того, забывается тот факт, что рост численности населения автоматически не является благом для страны в целом и ее экономики в частности. «Все последующие годы на протяжении длительного периода будет идти значительное снижение трудового потенциала Сибири не только за счет сокращения его численности, но и за счет старения возрастной структуры трудоспособного населения, а дефицит трудовых ресурсов в СФО может стать главным лимитирующим фактором развития восточных регионов страны», — уверена доктор экономических наук, сотрудник ИЭОПП СО РАН Светлана Соболева.

Сиди и рожай

Вместе с тем гораздо интереснее качественная структура нынешнего состоявшегося естественного прироста населения. Если разбить валовую российскую статистику по регионам, то окажется, что количество населения растет далеко не везде.

Формально в Сибири таких регионов пять — это республики Алтай и Тыва, а также Красноярский край, Иркутская и Томская области. Но в последних трех регионах естественный прирост населения скорее символический. Поэтому внимание следует обратить на две наши национальные республики — Алтай и Туву.

Лидерство этих регионов даже на федеральном уровне признают и в атласе «Здоровье России». Алтай и Тува по итогам прошедшего периода 2012 года входят в пятерку российских регионов-лидеров по рождаемости, остальные три региона — депрессивные кавказские республики: Чечня, Ингушетия и Дагестан. «При этом в регионах Кавказа серьезная безработица и нехватка врачей», — уже успела сообщить пресс-служба правительства Республики Алтай.

Однако в реальности сибирские лидеры рождаемости мало отличаются от регионов Кавказа по стилю жизни. «Наш регион является отсталой сельскохозяйственной территорией. В условиях тотальной безработицы более 50 процентов продукции сельского хозяйства производится в личных хозяйствах. В основном это отгонно-пастбищное скотоводство, которое подразумевает широкое применение мужского труда.

Женщины привлекаются к работам лишь периодически, поэтому они сидят дома и рожают детей», — констатирует доцент кафедры экономической географии Горно-Алтайского государственного университета Александр Минаев. Словом, высокая рождаемость в этих регионах обеспечена не хорошей медициной и определенной госполитикой, а традициями и укладом жизни, который мало изменился за минувшее столетие.

Прибавим к этому миграцию, при которой в Сибирь едут далеко не европейские ученые, а гастрабайтеры из средне­азиатских стран, и получим ясную картину недалекой перспективы. «Сегодня четко прослеживается тенденция изменения этнической структуры населения Сибири. Например, русских в Сибири за последние 20 лет стало меньше на 200 тысяч человек. И наоборот — мы видим рост численности тюркских народов», — говорил «Эксперту-Сибирь» заместитель директора Института философии и права СО РАН Юрий Попков.

Пока будущее Сибири видится именно так: вымирающие города и растущие сельскохозяйственные регионы с нерусским населением. Для повышения градуса дискуссии приведем в пример Косово. Известен следующий демографический факт: длительное время рождаемость у албанцев в Косово была выше, чем у сербов, в результате чего последних физически и политически выжили с родной земли.

Ставка на города

Тезис из предыдущего предложения кажется ошибочным — города в Сибири по официальной статистике вроде как не вымирают. Так, в апреле этого года мэр Новосибирска Владимир Городецкий заявил, что население города наконец-то достигло заветных 1,5 миллиона жителей.

Весной о достижении миллионного рубежа отчитался Красноярск — после чего он стал третьим городом-миллионником в Сибири. Летом о достижении планки в 600 тыс. жителей заявила и мэрия Иркутска. Картина благостная. Но все, как обычно, кроется в методике подсчетов.

В октябре увидел свет 150-страничный отчет ООН о состоянии городов (State of the World's Cities). В этом рейтинге ведущие мировые эксперты оценивают десяток факторов, которые влияют на процветание городских поселений по всему миру. В числе прочих и численность населения, которая рассчитывается как раз без учета миграции (а именно за счет приезжих из сел и деревень и растут крупные города Сибири).

По этой методике в мире оказалось 28 вымирающих городов с количеством населения более 750 тыс. человек. Из них 18 находятся на территории бывшего СССР, 11 — в России, а три — в Сибири. Это Новосибирск, Омск и Красноярск. Больше по методике ООН крупных городов в Сибири и нет. По этой же методике население Новосибирска в 2025 году будет составлять 1,398 млн человек, Омска — 1,112 млн человек, а Красноярск так и не станет миллионником, замерев на отметке 998 тыс. человек.

Почему следует сделать на этом акцент? Дело в том, что именно современные динамичные города являются центрами технологического развития экономики, как сегодня модно говорить — «очагами инновационного роста». Ждать инноваций из Алтая и Тувы, при всем уважении к населению этих регионов, придется долго. Кроме того, именно в городах формируется стабильный и высокий внутренний спрос — база для развития местного малого и среднего бизнеса.

Оживить города как воспроизводящую себя систему — значит, оживить и местную экономику. Но сделать это привычными способами не получится — и в этом заключается серьезный вызов государству и крупному бизнесу. «Централизованная система принятия решений давала государству возможность осуществлять компактное строительство с высокой плотностью застройки и функциональными системами общественного транспорта.

Отсутствие рынков недвижимости способствовало распределению земли с помощью государственных, а не рыночных механизмов. Такие меры вместе взятые привели к строительству городов с компактной застройкой, высокой степенью регулирования и руководящими центрами», — констатирует заместитель Генерального секретаря ООН Анна Тибайджука.

Современная стратегия развития российских городов — типичная для стран «третьего мира», включающая в себя дешевые панельные дома, объединенные в огромные микрорайоны, точечную застройку и бессистемное транспортное развитие.

Внимание на смертность

Есть и еще один важный качественный аспект вымирания населения Сибири. Парадокс в том, что приоритеты и основной пафос государственной политики направлен в сторону повышения рождаемости, однако главная проблема наших регионов — высокая смертность. Сомневающимся нетрудно взять данные Росстата, чтобы увидеть, что сегодня рождаемость фактически сравнялась с позднесоветскими показателями, а вот смертность в среднем в полтора раза превышает показатели 1990-го года.

Причем смертность эта практически всегда имеет социальные корни. По сути, в стране реализован классический пример социал-дарвинизма: богатые живут дольше и лучше, а бедные обречены болеть и рано умирать. Недавно это подтвердило совместное исследование Росстата, Росспорта и Института социальных исследований, в котором четко прослеживается зависимость уровня заболеваемости и доходов респондентов.

В свою очередь смертность по социальным причинам — это параметр, по которому Сибирь коренным образом отличается от остальной России. Даже статистика Росстата показывает, что почти во всех регионах Сибири (за исключением Красноярского края и Омской области) за девять месяцев этого года уровень смертности от внешних причин (убийства, самоубийства, ДТП и прочее) был выше, чем в среднем по стране.

При этом в Туве, Бурятии и Забайкалье — почти в два раза выше. Известна и структура этих смертей — почти половина приходится на самоубийства, также в списке «лидеров» — убийства, отравления алкоголем и ДТП. Все это смерти, вызванные исключительно социальными причинами: апатией, безработицей и общей социальной деградацией.

Есть и еще один показатель социального неблагополучия нашего общества — это количество абортов. «Только за период с 1992-го по 2010 год, не успев родиться, в России погибли 40,5 миллиона детей. Стоит заметить, что речь идет о далеко не полных данных официальной статистики, в которую почти не входят аборты, совершаемые в частных клиниках, и прерывания беременности с помощью фармакологических препаратов (так называемые медикаментозные аборты). Если учитывать все аборты, то их конечная цифра, по нашим оценкам, составит не менее 80 миллионов», — говорит главный редактор портала «Демография.ру» Игорь Белобородов.

На социальное неблагополучие общества накладываются еще два фактора. Первый — плохая экология. Интересный факт — если в европейской части страны уровень выбросов от стационарных источников уменьшается, то в Сибири — увеличивается.

В результате все промышленные регионы Сибири выбрасывают в атмосферу больше, чем 15-миллионная Москва. Плохая экология порождает и второй фактор — посредственное здоровье. В ИЭиОПП СО РАН посчитали, что за период с 2000-го по 2008 год прирост общей заболеваемости населения Сибири увеличился на 8%, онкозаболеваний — на 33%, а болезней системы кровообращения — на 70%.

Стагнирующая система здравоохранения не может переломить эту тенденцию, в результате чего ею недовольно большинство российского населения, явно не избалованного комфортными медицинскими услугами.

Понятно, что все перечисленные проблемы не решить ростом детских пособий, «материнским капиталом», льготной ипотекой и прочими социальными благами от государства. Это логично — ведь неправильно поставленный диагноз ведет к неправильному лечению.

Для начала необходимо признать несколько простых истин: Сибирь вымирает, у этого есть главная причина — огромная смертность из-за социального неблагополучия. Ставка на миграцию приведет к пустеющей глубинке и городам со значительным количеством тюрко-мусульманского населения. Осознав такую недалекую по историческим меркам перспективу, можно начинать действовать.


Эксперт


Комментариев нет:

Отправить комментарий