МАНИФЕСТ СВОБОДНОЙ РОССИИ

НОВОСТИ, МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ О СОБЫТИЯХ В СТРАНЕ И МИРЕ


Координационный Совет российской оппозиции

http://www.kso-russia.org/

Радио Свобода

Башкирское общественное движение "Кук буре"

Алексей Навальный

Партия ЯБЛОКО

Эхо России

Собеседник.ру

Горячие интервью | Эхо Москвы

Новости - Новая Газета

понедельник, 31 октября 2016 г.

Академик Арбатов: Путин решил нажать на тормоза «Оттепель?

http://www.fontanka.ru/2016/10/28/140/
Академик Арбатов: Путин решил нажать на тормоза
«Оттепель?» – такой вопрос возник у многих после выступления Владимира Путина на заседании Валдайского клуба в Сочи. Могут ли слова президента действительно означать начало новой «перезагрузки» – «Фонтанке» объяснил политолог, академик РАН Алексей Арбатов.
Академик Арбатов: Путин решил нажать на тормоза

На заключительном заседании Валдайского клуба президент Путин выступал практически сольно и в течение без малого трёх часов. Он произнёс речь, наполненную горечью непонятого миролюбца: Россия добивается мира во всём мире всеми возможными средствами, но Запад всё время нарушает договорённости, отказывается «от содержательного, равноправного диалога» и вообще очень сильно мешает стремиться к миру. 
Это был лейтмотив выступления. У представителей прессы он вызвал массу вопросов. Например – как тогда расценивать слова о радиоактивном пепле, которым государственный телеканал угрожал накрыть Америку? И вдруг эти слова президент Путин назвал вредной риторикой, которую сам он не приветствует. Уже, видимо, два с половиной года как не приветствует, потому что появился «радиоактивный пепел» весной 2014 года. 
Вопрос журналиста о «плутониевом»  ультиматуме Америке Путин свёл к обсуждению собственно плутония. Словно забыл, что в его собственном указе перечислены требования к Штатам о компенсации ущерба от санкций и антисанкций и о «сужении» НАТО. Журналисты повторили вопрос, акцентировав внимание на требованиях. И тогда Путин сказал, что «указ президента Российской Федерации» с этими условиями – «это бумажка». И пресловутая «российская военная угроза», по словам президента, – не более  чем «вымышленное, мифическое» преувеличение со стороны стран НАТО, которые «выбивают военные бюджеты». А «Россия-то ни на кого нападать не собирается». 
Как следует понимать слова президента, скоро ли новая «перезагрузка» или хотя бы «оттепель» – или мир ждёт новая гонка вооружений, на эти вопросы «Фонтанке» ответил политолог, руководитель Центра международной безопасности РАН, академик Алексей Арбатов.
– Алексей Георгиевич, в октябре мы видели, что отношения России с Западом стали плохими уже до абсурда: ультиматум Америке, взаимные обвинения в бомбёжках мирных исламистов, авианосец, который дефилировал к Средиземному морю под хохот европейской прессы… И вот – такие миролюбивые слова президента. Кому и зачем это всё говорил Путин?
– Мне кажется, это реакция на ту мощную кампанию, которая развернулась на Западе против Путина лично – и против созданного им государства, его внешней политики. На Западе перемены ведь небыстро происходят. И вот за последние два с половиной года этот огромный корабль под названием Запад, наконец, весь развернулся на противостояние с Россией. Не сразу, нехотя, с возражениями многих, но постепенно повернулся. И вот сейчас кампания достигла каких-то беспрецедентных высот. Вы видели эти ужасные портреты Путина на обложках западных журналов, где он выступает как какой-то герой праздника Хэллоуин?
– Я бы сказала, что некоторые даже оскорбительные.
– Именно что оскорбительные, страшно смотреть!
– Тут, видимо, сыграли роль американские выборы, где Россия стала инструментом?
– Конечно, атмосфера избирательной кампании в США этому способствовала. Но не только. Даже если бы не было этой кампании, волна поднялась бы очень высоко. Ставка на Трампа, которую, скорее всего, всё-таки делали определённые круги в Москве, отброшена. Стало ясно, что победит Хиллари Клинтон. И что она, придя к власти, будет, возможно, вести линию на противостояние с Москвой. И упреждающим путём, чтобы ослабить этот напор, президент сделал целый ряд заявлений – абсолютно правильных. Жалко, что раньше таких заявлений не было. Особенно о том, что касается ядерного оружия.
– Да, два с половиной года спустя выяснилось, что президент не приветствует риторику Дмитрия Киселёва. Он её только перед западными журналистами не приветствует? Или, может, он только теперь и узнал о том высказывании?
– Мне трудно поверить, что информационные службы российского президента так плохо работают, что не сообщают ему о такого рода громогласных и абсолютно недопустимых высказываниях. В любом случае, очень хорошо, что президент сейчас сказал, что этого не приветствует. И очень жаль, что эта отповедь из Кремля не последовала сразу.
– Это было не единственное противоречие между тем, что мы знали до сих пор, и что услышали теперь. Оказывается, указ Путина с ультиматумом Америке – просто «бумажка».
– Это фантастика. Просто поразительно. Президентский указ – бумажка! Это руководящая установка для политики государства. У нас ведь так сложилась практика, что никакие законы по важности близко не стоят к президентским указам. Может, это сорвалось? Интересно, как дальше это будут излагать в Кремле.
– Я цитировала вам расшифровку на сайте Кремля.
– Ну, тогда… Тогда я просто в недоумении.
– Так Россия уже не требует от Штатов компенсировать ущерб от санкций и контрсанкций и «сузить» обратно НАТО, как требовала «бумажка»?
– То был кураж, демонстрация, что нам всё нипочём: вот мы сейчас выдвинем все наши претензии – и плевать, как вы на них отреагируете. Я как-то уже говорил по этому поводу: можно было и Аляску потребовать обратно с тем же успехом. А сейчас, видимо, ситуация изменилась, взят курс на сглаживание противоречий. Я не вижу здесь других серьёзных факторов, кроме необыкновенного размаха кампании на Западе. И я не могу назвать её антироссийской, потому что направлена она против конкретного круга руководителей государства, против конкретной политики. Плюс – практически предрешённый результат выборов в США. Это, видимо, заставляет нажать на тормоза и сбавить обороты.
– В какой степени сказанное президентом было адресовано не западным участникам мероприятия, а внутрь страны?
– Это зависит от того, важно ли власти общественное мнение. Важны ли рейтинги.
– Два с половиной года назад рейтинг президента взлетел до 86 процентов на Крыме и Украине. Вы считаете, что теперь власть может рассчитывать на подъём рейтинга за счёт миролюбивых заявлений?
– Миролюбивые заявления были направлены, конечно, на международную аудиторию. Хотя внутри страны это тоже транслировалось, значит, это не разделено каким-то непроницаемым брандмауэром. Но я могу привести вам примеры того, как власть демонстрировала, что её не интересует мнение общественности. В марте этого года у нас вдруг прекратилась операция в Сирии: задачи выполнены, встречи с высшими министрами, доклады. А потом эта операция как-то незаметно возобновилась, приняла ещё более широкие масштабы, как мы сейчас видим. Кто-нибудь потрудился объяснить обществу, что произошло? Какие задачи были выполнены? А может, они не были выполнены, поэтому пришлось возобновить операцию?
– А общество разве сильно интересовалось? 
– Я как раз о том и говорю, что не сильно оно и интересовалось.
– Год с небольшим назад отношения России с Западом выглядели не лучше, чем сегодня, достаточно вспомнить Брисбен, где Путина просто игнорировали. Но тогда он не говорил, что ядерный пепел – «вредная риторика». По каким признакам он видит, что теперь пора, как вы говорите, сбавить обороты?
– Он может судить и по западной прессе, которая там, как вы понимаете, не так управляема, как у нас. Раз там пресса подняла такую кампанию – это серьёзно. Пресса действует на общество, общество – на парламенты, парламенты – на правительства. У нас-то воздействие идёт в обратном направлении, а там – именно так. Но есть, безусловно, и целый ряд объективных показателей. Например – решение варшавского саммита НАТО о развёртывании четырёх батальонов в странах Балтии и в Польше. Конечно, эти четыре батальона, не больше пяти тысяч человек, – это мизер по сравнению, скажем, с нашей армией в западных районах страны. Но впервые за 25 лет возле наших границ развёрнут пусть очень маленький контингент, но он развёрнут. И не беспокоить это не может. 
– Почему Россию это должно беспокоить? Разве есть мнение, что эти батальоны НАТО на Россию нападут?
– Бюджеты начинают расти. Идёт наращивание вооружений. Американцы всерьёз обсуждают, как будут с 2020 года обновлять всю свою стратегическую ядерную триаду. Если это нам не безразлично, то надо по этому поводу беспокоиться. Необходимо через переговоры с американцами как-то ограничить масштабы этих новых вооружений, которые, конечно, будут направлены против нас. Как и наши – против них.
– Путин считает, что НАТО сильно преувеличивает «российскую военную угрозу». Может быть, он прав? 
– В России есть такая традиция – ещё с советских времён: мы ни на кого не нападаем, но если война, будем решительно, малой кровью, на чужой земле – и так далее. Запад такую позицию не понимает. Потому что судит не по словам, а по поступкам. 
– И какие поступки заставляют Запад сомневаться в российском миролюбии?
– Россия в европейской части своей территории создаёт три армии в Западном военном округе, одну армию – в Южном, наступательные виды вооружений, «Искандеры» в Калининграде – и прочее. На этом фоне все заявления о том, что никто не собирается нападать, никто на веру не принимает. Запад видит и наши масштабные учения – по 150 тысяч человек, внезапно, без предупреждения.
– А сам Запад вроде как большой пацифист? 
– Они, конечно, тоже не сидят сложа руки. Но хотя НАТО в целом превосходит Россию и по численности вооружённых сил, и по паркам военной техники, но вооружённые силы, расположенные рядом с Россией, конечно, гораздо слабее. Во всех армиях стран Балтии, например, есть три танка. Три! У нас, по неофициальным данным, только в Западном военном округе – 700 танков, полторы тысячи единиц другой бронетехники и так далее, не буду перечислять. И они боятся.
 Так объяснили же им: нападать никто не собирается. Всё исключительно для обороны.
– Вот это как раз серьёзная проблема, над которой Москве надо подумать: нашим словам не верят. Во-об-ще. Не верят. В начале марта 2014 года шли разговоры на очень высоком уровне: мы не собираемся присоединять Крым. Через несколько недель – Крым наш. Потом говорили, что Россия не участвует в вооружённом конфликте в Донбассе. Выясняется, что там – наши добровольцы. Из кадрового состава вооружённых сил и со штатными вооружением и военной техникой. Да, российская армия туда не вошла, но добровольцы – это не шуточки. Во время корейской войны в 1950 году 500 тысяч китайских добровольцев перешли границу и нанесли поражение американской армии.
– Как тогда Запад должен воспринимать слова Путина в Сочи?
– Думаю, что воспринимает благожелательно. Но слов недостаточно, чтобы изменить мнение, сложившееся за два с половиной года. Для того чтобы словам поверили, надо подкрепить их делами. Например – сказать: вы беспокоитесь по поводу наших вооружённых сил, мы ни на кого не собираемся нападать, так давайте возобновим переговоры о сокращении вооружений в Европе.
– Так ведь говорил президент об этом! Несколько раз сказал: мы с Западом договаривались, а он первым нарушал, из договоров выходил, условий не соблюдал, в общем – обманывал.
– У американцев в этой сфере действительно нет безупречного «послужного списка». И я тоже мог бы привести длинный перечень того, что они наломали. Они не нарушали договорённостей в прямом смысле, но они выходили из договоров, не ратифицировали некоторые важные договоры – всё было. США тут не могут строить из себя оскорблённую невинность. Другое дело, что, сказав это, подтвердив нашу приверженность договорённостям, хорошо было бы дать указание МИДу о подготовке комплекса серьёзных предложений по взаимным договорённостям. Только не таким, как с плутонием: распустите НАТО и заплатите за санкции, тогда мы вернёмся. Нет: конкретных предложений, которые проверяются, которые приемлемы для обеих сторон.
– Может быть, такие указания и будут. Но если говорить не о словах, а о практике: стране нужны такие соглашения?
– В том, что это нужно стране, я не сомневаюсь. У нас экономический кризис. Наш военный бюджет в 10 раз меньше, чем у США. И в 15 раз меньше, чем у стран НАТО, вместе взятых. Мы хотим втянуться в новую гонку вооружений? Это не абстрактный вопрос, потому что мы в неё уже втягиваемся. И это надо остановить, пока не поздно. Поэтому я считаю, что это нужно обязательно. И по ядерному оружию, и по обычному вооружению.
– О своих приоритетах Путин сказал так: самое главное – прохождение бюджета, рост экономики, решение социальных задач и так далее. Как на практике он демонстрирует, что это действительно для него важно?
– А как может быть президенту не важна социально-экономическая ситуация в стране?
– Хотелось бы как-то почувствовать, что она ему важна.
– Думаю, что ему это важно. Другое дело, что экономика у нас проседает, в лучшем случае – впереди стагнация на долгие годы, а скорее – падение. Как это может не быть важно? Но «наверху» у нас не знают, как с этим бороться, как повернуть эту тенденцию вспять. Есть много специалистов, которые могут выступить с предложениями, и кое-какие центры уже привлекли к этому, они работают. 
– Раз президент сказал, что воевать ни с кем не собирается, сократили бы военный бюджет. Но его если и сокращают, то меньше всего. Как тут поверишь, что важнее решение социальных задач?  
– В числе прочего, будет и экономия за счёт избыточных затрат на военные нужды. А там есть явно избыточные затраты. Я не представляю, что экономика может быть не важна для руководителя государства. Другое дело, что я могу быть не согласен с методами, которыми решаются эти вопросы.
– Как связаны экономическая ситуация и отношения с НАТО?
– Если мы будем втянуты в эту огромную гонку вооружений со странами, которые превосходят нас и, как сказал Путин, по численности населения, и по валовому внутреннему продукту – в 20 раз, и по передовым технологиям, у нас экономическая ситуация будет ухудшаться и ухудшаться.
– Объясните, пожалуйста, этот механизм втягивания в гонку вооружения: как можно к этому страну принудить? Разве обязательно включаться в гонку, которую, как сказал президент, не Россия затеяла?
– На этот вопрос вам дали бы очень простой ответ представители Министерства обороны: нам нужно наращивать объём вооружения в ответ на действия другой страны, чтобы не допустить войны. Для сдерживания.
– Нет, такое объяснение я знаю, но для страны с падающей экономикой, которая ни на кого не собирается нападать, оно мне кажется неубедительным.
– Нападать действительно никто ни на кого не собирается: ни Россия на НАТО, ни НАТО на Россию. Но существующий военный баланс считается важным. Потому что каждая страна хочет быть уверенной, что на неё не нападут не только потому, что сказаны такие слова. Так получается гонка вооружений. Рецепт против этого выдуман давным-давно: переговоры и соглашения, при которых государства могут сокращать свои вооружённые силы и вооружения, не ставя под угрозу свою безопасность. И экономить на военных расходах. У нас же сейчас под угрозой оказался весь режим контроля над вооружениями, ещё пара лет – и от соглашений ничего не останется. Гонка тогда действительно будет безумная.
– Почему так получилось?
– Потому что уже 6 лет не ведутся переговоры по ограничению стратегических вооружений. Они велись беспрерывно в течение 45 лет. Даже в годы холодной войны. Как только заключали один договор – начиналось обсуждение следующего. Теперь уже 6 лет, после заключения нового договора по СНВ в 2010 году, никаких переговоров не ведётся. Мы говорим, что США создают противоракетную оборону, они говорят – это, мол, не против вас, предлагают сокращать вооружение – мы не хотим. И ещё у нас есть свои рассуждения: ядерное оружие – это единственный атрибут России как сверхдержавы. Это единственная область, где мы равны с США. И что ж, мы сейчас всё это дело скрутим – и с чем останемся? Это не говорится на высоком уровне, но в наших военных и политических кругах тема муссируется.
– Какую роль в этой гонке, которая может начаться или уже начинается, сыграли события на Украине?
– Это привело отношения к состоянию очень высокой напряжённости. Я не хочу здесь использовать понятие «холодная война», потому что все определения очень условны. Хотя по каким-то направлениям наши отношения с США сейчас даже хуже, чем холодная война. Наращивание военной активности положило начало новому военному противостоянию, прежде всего, в Европе, а глобально – между Россией и США. После украинских событий даже Швеция и Финляндия всерьёз начали обсуждать вступление в НАТО, потому что испугались всерьёз. Эти страны находятся на передовой линии и стали чувствовать себя очень уязвимыми. И если раньше страх перед войной отталкивал их от НАТО, они сами боялись расширения альянса, то теперь напряжённость перешла некий рубеж, после которого они стали говорить: мы не знаем, как поведёт себя Россия, и хотим защиты. Такие настроения там усиливаются. На мой взгляд, это должно нас беспокоить, надо остановить этот процесс любыми политическими средствами: переговорами, мерами доверия и так далее.
– Каков шанс на то, что после валдайских заявлений Путина начнутся хотя бы те самые переговоры, которые смогут предотвратить гонку вооружений, а западных партнёров убедить, что Россия неопасна?
– Очень надеюсь, что наконец-то это начнётся.
– То есть вы верите, что это были не просто слова, что всё это символизирует какое-то «потепление»?
– В политике неуместно такое понятие – вера. Я надеюсь, что это произойдёт.
Беседовала Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру» 
Что думают по поводу "оттепели по-путински" другие известные российские эксперты, в том числе Глеб Павловский, Дмитрий Травин, Сергей Марков и Екатерина Шульман, можно узнать из эфира интернет-канала [Фонтанка.Офис], посмотреть и послушать который можно здесь

DWN: Евродепутаты нашли «эквивалент» новых санкций против России

https://russian.rt.com/inotv/2016-10-27/DWN-Evrodeputati-nashli-ekvivalent-novih

DWN: Евродепутаты нашли «эквивалент» новых санкций против России

Оригинал новости ИноТВ:
https://russian.rt.com/inotv/2016-10-27/DWN-Evrodeputati-nashli-ekvivalent-novih

В своей новой резолюции депутаты Европарламента утверждают, что российско-немецкий проект «Северный поток – 2» противоречит европейским интересам и ставит под угрозу энергетическую безопасность ЕС. По мнению Deutsche Wirtschafts Nachrichten, планы европарламентариев остановить строительство газопровода стоит рассматривать как «эквивалент» дополнительных санкций против России.
DWN: Евродепутаты нашли «эквивалент» новых санкций против России
Европейский парламент принял резолюцию, в которой депутаты ясно дали понять, что они против строительства российско-немецкого трубопровода «Северный поток – 2», сообщает Deutsche Wirtschafts Nachrichten.
По мнению европарламентариев, проект газопровода противоречит европейским интересам: «Удвоение пропускной способности трубопровода “Северный поток” может негативно сказаться на энергетической безопасности, диверсификации источников снабжения и солидарности между странами – членами ЕС».
Требование остановить строительство «Северного потока – 2» стоит рассматривать как «эквивалент дополнительных санкций против России», считает немецкое издание.
Как отмечает Deutsche Wirtschafts Nachrichten, противники нового газопровода убеждены, что Россия финансирует свои «операции» в Сирии и на Украине за счет доходов от продажи нефти и газа. По их словам, Москву удастся остановить лишь в том случае, если она понесет убытки в энергетическом секторе.
Фото: Reuters

Оригинал новости ИноТВ:
https://russian.rt.com/inotv/2016-10-27/DWN-Evrodeputati-nashli-ekvivalent-novih

SRF: «Звонкая пощечина» от ООН ознаменовала дипломатический провал России

https://russian.rt.com/inotv/2016-10-29/SRF-Zvonkaya-poshhechina-ot-OON

SRF: «Звонкая пощечина» от ООН ознаменовала дипломатический провал России

Оригинал новости ИноТВ:
https://russian.rt.com/inotv/2016-10-29/SRF-Zvonkaya-poshhechina-ot-OON


Россия потерпела в ООН дипломатический провал, сообщает корреспондент швейцарского телеканала SRF. Неожиданный отказ в членстве Совета по правам человека стал «звонкой пощечиной» Москве, мечтающей играть ключевую роль на международной арене. Однако кроме того это сигнал Кремлю, который может быть связан только с политикой России по Сирии.
SRF: «Звонкая пощечина» от ООН ознаменовала дипломатический провал России
Россия не переизбрана в Совет по правам человека – это не только «дипломатический провал», но и «звонкая пощечина» Москве, пишет корреспондент швейцарского телеканала SRF Фреди Гштайгер.
Это первый случай, когда одна из стран, обладающих правом вето в ООН, не проходит избрания или переизбрания в важнейший институт ООН по правам человека, подчеркивает автор: «Как правило, большинство стран не хотят портить отношения с пятью наиболее влиятельными странами в ООН». По мнению корреспондента, для России это должно быть тем более болезненно, потому что другие страны с запятнанной репутацией в сфере соблюдения прав человека были избраны без проблем – например, Китай, Куба, Ирак и Египет.
«И это не просто дело принципа, – уверяет швейцарский журналист. – Скорее, 193 страны-члена ООН целенаправленно хотели отправить Кремлю ясный сигнал. Этот сигнал может быть связан только с российской политикой по Сирии». По версии автора, такое решение вызвано тем, что Россия в течение пяти лет парализует Совет безопасности ООН своим вето и препятствует тому, чтобы «кукловоды режима Асада» предстали перед Международным судом в Гааге.
Разумеется, это также связано с российскими авиаударами по Алеппо, которые многие высокопоставленные представители ООН, включая генерального секретаря Пан Ги Муна, все более неприкрыто называют военными преступлениями, продолжает автор статьи.
Другой вопрос, будет ли это послание услышано в Москве, отмечает SRF. Как сообщается на сайте телеканала, постпред России при ООН Виталий Чуркин попытался – «впрочем, не особенно убедительно» – преуменьшить значение этого поражения Москвы. Согласно его объяснению, в восточноевропейской группе были выбраны Венгрия и Хорватия, а не Россия, исключительно потому, что они как небольшие страны менее представлены в мировой политике.
В действительности такое обращение с Россией, вероятно, раздосадовало ее значительно сильнее, чем признал Чуркин, полагает журналист. По его убеждению, Кремль хочет снова играть ключевую роль в мировой политике, и в эти планы плохо вписывается тот факт, что Россия уже на протяжении трех лет не входит в G7, а теперь не попала еще и в Совет ООН по правам человека.
Кроме того, едва ли кто-то мог всерьез предполагать, что кандидатура России на переизбрание в этот институт не найдет поддержки, подчеркивает издание. Несмотря на то, что порядка восьмидесяти правозащитных организаций выступали против переизбрания России («так же, как и против Саудовской Аравии и других несправедливых режимов»), успех этого призыва оказался крайне неожиданным, отмечает корреспондент SRF.
Фото: Reuters


Оригинал новости ИноТВ:
https://russian.rt.com/inotv/2016-10-29/SRF-Zvonkaya-poshhechina-ot-OON

Мадлен Олбрайт. Россия вмешивается в демократический процесс США, хотя в самой России демократии нет. Интервью

https://russian.rt.com/inotv/2016-10-25/Olbrajt-U-russkih-net-svoej

Американской общественности следует обратить внимание не на содержание писем, связанных с Хиллари Клинтон, а на сам факт их публикации. Он свидетельствует о том, что Россия вмешивается в демократический процесс США, хотя в самой России демократии нет. А кандидат в президенты США Дональд Трамп подыгрывает Москве, исполняя роль «полезного идиота». Такое мнение в интервью MSNBC высказала бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт.
МАДЛЕН ОЛБРАЙТ, бывший госсекретарь США: Андреа, я не думаю, что мы можем проигнорировать сказанное вами в самом начале, а именно то, что эти утечки информации контролирует Россия. 17 членов разведсообщества подтверждают тот факт, что эта информация поступает из России.
 
На самом деле, Россия делает то, что раньше никогда не делалось, – вмешивается в наш избирательный процесс. Как вы знаете, я немалую часть своей жизни провела, следя за тем, что происходит в Советском Союзе и России. [То, что происходит сейчас], просто поразительно, и это является вмешательством в наши демократические дела.
 
А произошло вот что. В СССР раньше использовали прекрасный термин – «полезный идиот». Я думаю, Трамп подпадает под это определение людей, которыми манипулируют, в том числе русские, а они, в свою очередь, пытаются вмешаться в наши демократические процессы, поскольку у них самих демократии нет.
 
Одно из этих опубликованных писем – украденных писем – относится к марту 2015 года, когда Хиллари Клинтон впервые столкнулась с проблемой объяснения ситуации со своим частным сервером. Это происходило в Совете Безопасности ООН, и люди задавали ей вопросы по этой теме. Все мы – те, которые были там в тот момент, а позднее и комментаторы – сказали, что она себя показала просто ужасно.
 
После этого одна из сторонниц Хиллари Клинтон написала Джону Подесте*: «Я не знаю, как эта история будет развиваться. И это хорошо». На что Подеста ответил: «Они будут обсуждать тему сервера, но это вернет нас к вопросу о Бенгази, что для нас хорошо». В тот момент – за месяц до того, как она заявила о своем участии в выборах, – было большое облегчение, что она замяла это дело. А на самом деле тема частного сервера и электронных писем следуют за ней по пятам вплоть до дня выборов.
 
МАДЛЕН ОЛБРАЙТ: Прежде всего она извинилась и заявила, что совершила ошибку. Но, я думаю, необходимо принять во внимание то, откуда идет эта утечка информации и как она используется. Учитывая вмешательство иностранного государства в нашу систему и тот факт, что Трамп, можно сказать, призвал Россию вмешаться, я как человек, заинтересованный в нашей политике национальной безопасности, абсолютно уверена, что мы должны сконцентрировать внимание на том, что тут происходит.
 
Это проблема национальной безопасности – в том плане, что Россия, на самом деле, принимает участие в нашем демократическом процессе, которым мы так дорожим. А Трамп то ли является частью российского плана, то ли просто попадается в расставленные ловушки, говоря о манипуляции избирательным процессом и делая различные заявления о подавлении избирателей.
 
Я никогда не видела такого взаимопонимания между российским руководством и кандидатом в президенты США. И я полагаю, именно об этом нам следует подумать: а что тут происходит? В ходе брифингов, касающихся разведанных, Трампу сообщили о том, чем занимается Россия. И он подыгрывает ей, вместо того чтобы беспокоиться об американской демократической системе.
 
Дата выхода в эфир 24 октября 2016 года.
 
* Глава избирательного штаба Хиллари Клинтон (прим. RT).
источник
США Северная Америка

Оригинал новости ИноТВ: 
https://russian.rt.com/inotv/2016-10-25/Olbrajt-U-russkih-net-svoej


Оригинал новости ИноТВ:
https://russian.rt.com/inotv/2016-10-25/Olbrajt-U-russkih-net-svoej

среда, 26 октября 2016 г.

В России зреет ненависть к Путину, его безумной коррупции

https://www.opentown.org/news/130287/

В России зреет ненависть к Путину, его безумной коррупции

  •  573      29
  • источник: gordonua.com
Низкие цены на нефть и безумная коррупция вертикали власти, выстроенной президентом РФ Владимиром Путиным, уже создали взрывоопасную революционную ситуацию, когда регионы, вроде Татарстана и Дальнего Востока, начнут рвать связи с Москвой. Распад России неизбежен,
Распад России неизбежен, страна сейчас похожа на территорию, в центре которой, в Москве, стоит бочка с порохом, а вокруг, в регионах, разгораются костры. Одна искра и все взорвется, заявил в комментарии "ГОРДОН" российский оппозиционер, депутат Государственной думы РФ в 1995 2000 годах, председатель партии "Западный выбор", предприниматель и бизнесмен Константин Боровой.
"В России, безусловно, зреет ненависть к Путину, его безумной коррупции и лживой пропаганде. В стране, несмотря на результаты выборов в Госдуму, сложилась абсолютно революционная ситуация, когда бочка с порохом может взорвать в любой момент. Народу давно ясно, что наверху идет борьба бульдогов под ковром за стремительно сокращающиеся экономические и финансовые ресурсы. Это борьба выплескивается наружу в виде компроматов, расследований, уголовных дел, которые возбуждают Следственный комитет, генпрокуратура и так далее", рассказал Боровой.
Оппозиционер настаивает, что первыми против политики центральной кремлевской власти восстанут регионы.
"Два года назад я говорил о неизбежности распада России. Тогда это казалось абсурдом и преувеличением. Сейчас нет. Путин, фактически, создал полный набор условий для неизбежного распада России. Протесты начнутся, и очень быстро. Наиболее вероятный сценарий спокойные протесты в регионах или моногородах. Путин отдаст приказ силами нацгвардии подавить митинги, что приведет к жертвам. И тогда, безусловно, протестная волна докатится до ключевых городов России вроде Москвы и Петербурга", убежден Боровой.
Ключевой причиной распада России, по мнению оппозиционера, станет жесткая вертикаль власть, выстроенная президентом Владимиром Путиным за 17 лет его фактического правления.
"Путин создал систему жесткого управления под названием "Вертикаль власти". Это вертикаль абсолютно централизованного распределения ресурсов из Москвы в регионы. Все эти годы вертикаль держалась на доходах от продажи нефти, но сейчас цены рухнули. Низкие цены на нефть, безумная коррупция и нерациональное использование ресурсов с перекосом на военные программы уже создали в России взрывоопасную революционную ситуацию", настаивает Боровой.
Бывший политик напомнил, что если в середине 1990-х масштабы коррупции в России измерялись $10 млрд по всей стране, то при Путине эти же деньги "выкачиваются из бюджета" только на одной из многих государственных программ.
"В середине 1990-х был доклад о коррупции в России. Тогда коррупция измерялась примерно 10 миллиардами долларов. Сейчас 10 миллиардов коррупционно выкачиваются из бюджета только на выкладывание гранитной и мраморной плитки по всей Москве. В 90-е говорили, что самый большой откат по контрактам был в Минобороне почти 40 50%. Сейчас это, пожалуй, минимальный откат в любой области. За время правления Путина коррупция приобрела качественно другой уровень", объяснил Боровой.
По словам бывшего депутата Госдумы, первыми связи с центром будут рвать национальные и удаленные регионы вроде Татарстана и Дальнего Востока.
"Думаю, сепаратизм начнется в национальных регионах, например, в Татарстане, однажды уже заявившем о своей независимости. Или начнется в удаленных регионах вроде Дальнего Востока, который спокойно выживает без Москвы только на транзите и огромных таможенных поступлениях. Дальний Восток вообще частично работает на Китай и Японию, там у них надежные покупатели. Что значит жесткая вертикаль власти? Это когда в центре стоит бочка с порохом, а рядом, в регионах, разгораются костры. Уже разгораются. Регионам придется либо рвать связи с центром и выживать самостоятельно, либо продолжать оставаться в орбите Москвы, но тогда повышаются риски народных протестов и конфликтов внутри региональных элит", подытожил Боровой.

Григорий Явлинский: Прогноз распада.

https://www.opentown.org/news/130240/

Григорий Явлинский: Прогноз распада.

  •  248      7
  • источник: echo.msk.ru
Минэкономразвития сделало официальный прогноз: в ближайшие 20 лет экономика России расти не будет, до 2036 года страну ждёт стагнация. Что это значит? 

Это значит, что у нас нет перспективы развития. Нынешняя экономическая система вместе с государственной политикой не позволят стране развиваться в современном мире. Результатом этого будет такое отставание, которое может привести Россию к распаду. 

Но в Минэкономразвития главные последствия столь длительной стагнации вообще не рассматривают. Прогноз не учитывает ни историко-политического контекста, ни контекста глобального развития. Зато с удивительной лёгкостью нам обещают остановку в развитии страны на десятки лет. Россия будет «сдвигаться всё ближе к бедным странам», пишут авторы прогноза. 

По существу, этот прогноз и есть самая красноречивая оценка деятельности Путина на посту главы государства. Через 20-30 лет мир окончательно поделится на развитые и неразвитые навсегда страны. И поскольку в этой обозримой перспективе нынешнее российское руководство не собирается расставаться с властью и, следовательно, все надежды на какие-либо серьёзные политические и экономические реформы тщетны, то Россия, согласно даже официальному прогнозу, навсегда останется в числе неразвитых и бедных стран. Учитывая масштабы страны, особенности устройства, гигантскую протяжённость наших границ с наиболее нестабильными и непредсказуемыми регионами мира, угроза распада и ухода России с мировой арены при такой слабой национальной экономике вполне реальна.
Где будет Россия через 30-40 лет? - https://www.youtube.com/watch?v=EIPUGz3D9iQ 

Как не допустить этого? В Минэкономразвития этим вопросом не обеспокоены. Возможно, они полагаются на свой странный прогноз цены на нефть, согласно которому баррель в 2030 году должен стоить почему-то 76,7 доллара. Но это какая-то неумная шутка. Никаких реальных оснований для такого предположения нет. Более тщательный анализ даёт основания прогнозировать цены от 20 до 50 долларов за баррель в ближайшие 30 лет. 

«Новых шоков на нефтяном рынке в ближайшие 20 лет не предвидится», — пишут в Минэкономразвития. Откуда такая уверенность? А как насчёт «зелёной энергетики» и других новых технологий в области? То, что их развивают везде, кроме России, ещё не значит, что этот фактор не надо учитывать. А то ведь опять получится «непредвиденный сюрприз», как со сланцевой нефтью… И как давно в министерстве смотрели новости с Ближнего Востока? 

Есть и другие вопросы к прогнозу. Вот, к примеру, в Минэкономразвития почему-то уверены, что ежегодно в Россию будет прибывать чуть ли не по 300 тысяч мигрантов, среди них — возвращающиеся на родину соотечественники и иностранные специалисты. Интересно, кто поедет в страну, враждующую чуть ли не со всем развитым миром и постоянно балансирующую на грани войны? Пока же всё наоборот: по самым скромным оценкам, приведённым в докладе Комитета гражданских инициатив со ссылкой на Росстат, рост эмиграции за последние четыре года составил 80% (!).
Той остановки в развитии, о которой говорят в министерстве, на самом деле не будет. Будет движение назад. Если авторы прогноза даже при «улучшенных» показателях приходят к выводу, что Россия через 20 лет будет «ближе к бедным странам», то где же наша страна окажется с ценами на нефть ниже 50 долларов за баррель и сокращением трудоспособного населения? 

Однако власти предпочитают галлюцинации вместо реальности. В Кремле о стагнационном прогнозе ничего не слышали. «Наверное, это какая-то новая работа», — говорит пресс-секретарь президента и тут же добавляет, что, по его данным, экономика вышла на «траекторию роста». 

Политика уничтожает экономику. Без коренной смены политики не то что ситуацию, даже прогноз изменить нельзя.

понедельник, 24 октября 2016 г.

«Мы клевещем, доносим. И опять хотим в клетку» Речь Константина Райкина — о цензуре и борьбе государства за нравственность

https://meduza.io/feature/2016/10/24/my-kleveschem-donosim-i-opyat-hotim-v-kletku?utm_source=facebook.com&utm_medium=share_fb&utm_campaign=share

«Мы клевещем, доносим. И опять хотим в клетку» Речь Константина Райкина — о цензуре и борьбе государства за нравственность

24 октября руководитель театра «Сатирикон» Константин Райкин выступил на седьмом съезде Союза театральных деятелей России с большой речью против цензуры — и о борьбе государства «за нравственность в искусстве». Аудиозапись была опубликована в фейсбуке Ассоциации театральных критиков; «Медуза» публикует полную расшифровку речи Райкина.
Сейчас я буду говорить немножко взбалмошно, так сказать. Потому что я с репетиции, у меня еще вечерний спектакль, и я внутренне немножко сучу ножками — я привык заранее приходить в театр и готовиться к спектаклю, который сыграю. И еще как-то мне довольно сложно говорить спокойно на тему, на которую я хочу [сейчас говорить]. Во-первых, сегодня 24 октября — и 105 лет со дня рождения Аркадия Райкина, я вас всех поздравляю с этим событием, с этой датой. И, вы знаете, я вам так скажу. Папа, когда понял, что я стану артистом, учил меня одной вещи; он как-то в мое сознание вложил одну такую вещь, он называл это — цеховая солидарность. Это некая этика по отношению к занимающимся одним делом вместе с тобой. И, мне кажется, сейчас время про это вспомнить всем. 
Потому что меня очень тревожат — я думаю, как и вас всех — те явления, которые происходят в нашей жизни. Эти, так сказать, наезды на искусство, на театр, в частности. Эти совершенно беззаконные, экстремистские, наглые, агрессивные, прикрывающиеся словами о нравственности, о морали, и вообще всяческими, так сказать, благими и высокими словами: «патриотизм», «Родина» и «высокая нравственность». Вот эти группки оскорбленных якобы людей, которые закрывают спектакли, закрывают выставки, нагло очень себя ведут, к которым как-то очень странно власть нейтральна — дистанцируется. Мне кажется, что это безобразные посягательства на свободу творчества, на запрет цензуры. А запрет цензуры — я не знаю, как кто к этому относится, а я считаю, что это величайшее событие векового значения в нашей жизни, в художественной, духовной жизни нашей страны… Это проклятие и многовековой позор вообще отечественной нашей культуры, нашего искусства — наконец, был запрещен. 
И что сейчас происходит? Я сейчас вижу, как на это явно чешутся руки кого-то — это изменить и вернуть обратно. Причем вернуть обратно не просто во времена застоя, а еще в более давние времена — в сталинские времена. Потому что с нами разговаривают наши начальники непосредственные таким лексиконом сталинским, такими сталинскими установками, что просто ушам своим не веришь! Это говорят представители власти, мои непосредственные начальники, господин [первый заместитель министра культуры Владимир] Аристархов так разговаривает. Хотя его вообще надо переводить с аристархского на русский, потому что он говорит языком, которым просто стыдно, что от имени министерства культуры так человек разговаривает. 
Мы сидим и слушаем это. Мы чего — не можем как-то высказаться все вместе? 
Я понимаю, у нас довольно разные традиции, в нашем театральном деле — тоже. Мы очень разобщены, мне кажется. Мы достаточно мало интересуемся друг другом. Но это полбеды. Главное, что есть такая мерзкая манера — клепать и ябедничать друг на друга. Мне кажется, это просто сейчас недопустимо! Цеховая солидарность, как меня папа учил, обязует каждого из нас, работника театра — артиста, режиссера ли, — не говорить в средствах массовой информации плохо друг о друге. И в инстанциях, от которых мы зависим. Ты можешь сколько угодно быть не согласным творчески с каким-то режиссером, артистом — напиши ему смску злобную, напиши ему письмо, подожди его у подъезда, скажи ему. Но не надо в это вмешивать средства массовой информации, и делать это достоянием всех. Потому что наши распри, которые обязательно будут, будут, творческое несогласие, возмущение — это нормально. Но когда мы заполняем этим газеты и журналы, и телевидение — это на руку только нашим врагам. То есть тем, кто хочет прогнуть искусство под интересы власти. Маленькие конкретные идеологические интересы. Мы, слава богу, от этого освободились. 
Я помню: мы все родом из советской власти. Я помню этот позорный идиотизм! Это причина, единственная, по которой я не хочу быть молодым, не хочу вернуться туда опять, эту мерзкую книжку читать. А меня заставляют читать эту книжку опять. Потому что словами о нравственности, Родине и народе, и патриотизме прикрываются, как правило, очень низкие цели. Не верю я этим группам возмущенных и обиженных людей, у которых, видите ли, религиозные чувства оскорблены. Не верю! Верю, что они проплачены. Так что — это группки мерзких людей, которые борются незаконными мерзкими путями за нравственность, видите ли. 
Когда мочой обливают фотографии — это что, борьба за нравственность, что ли? Вообще не надо общественным организациям бороться за нравственность в искусстве. Искусство имеет достаточно фильтров из режиссеров, художественных руководителей, критиков, души самого художника. Это носители нравственности. Не надо делать вид, что власть — это единственный носитель нравственности и морали. Это не так. 
Вообще, у власти столько соблазнов; вокруг нее столько искушений, что умная власть платит искусству за то, что искусство перед ней держит зеркало и показывает в это зеркало ошибки, просчеты и пороки этой власти. А не за то платит власть, как говорят нам наши руководители: «А вы тогда и делайте. Мы вам платим деньги, вы и делайте, что надо». А кто знает? Они будут знать, что надо? Кто нам будет говорить? Я сейчас слышу: «Это чуждые нам ценности. Вредно для народа». Это кто решает? Это они будут решать? Они вообще не должны вмешиваться. Они должны помогать искусству, культуре.
Собственно, я считаю, что нам надо объединиться. Еще раз говорю: нам надо объединиться. Нам надо плюнуть и на время забыть о наших художественных тонких рефлексиях по отношению друг к другу. Мне может сколько угодно не нравиться какой-то режиссер, но я костьми лягу, чтоб ему дали высказаться. Это я повторяю слова Вольтера вообще. Практически. Ну, потому что такие качества высокие человеческие у меня. Понимаете? А вообще, на самом деле, если не шутить, то мне кажется, это все поймут. Это нормально: будут несогласные, будут возмущенные.
В кои-то веки наши деятели театра встречаются с президентом. Это встречи такие — нечастые. Я бы сказал, декоративные. Но все-таки они происходят. И там можно решить какие-то серьезные вопросы. Нет. Почему-то и здесь начинаются предложения установить возможную границу трактовки классики. Ну зачем президенту-то устанавливать эту границу? Ну зачем его в эти дела… Он не должен вообще этого понимать. Он не понимает — и не нужно ему понимать. И вообще, зачем устанавливать эту границу? Кто на ней будет пограничником? Ну не надо это… Пусть ее трактуют… Кто-то будет возмущен — замечательно.
У нас вообще в театре происходит масса интереснейших вещей. И масса интересных спектаклей. Ну, масса — я называю, когда много. Я считаю, это хорошо. Разных, спорных, прекрасных! Нет, мы опять почему-то хотим… Мы друг на друга клевещем, доносим иногда — прямо вот так, ябедничаем. И опять хотим в клетку. В клетку-то зачем опять? «Чтоб цензура, давайте!» Не надо, не надо! Господи, что же мы утрачиваем и сами отказываемся от завоеваний? Что же мы иллюстрируем Федора Михайловича Достоевского, который говорил: «Только лиши нас опеки, мы тут же попросимся обратно в опеку». Ну что же мы? Ну неужели он такой гений, что и на нас настучал на тыщу лет вперед? Про наше, так сказать, раболепство.
Я предлагаю: ребята, нам нужно внятно высказаться по этому поводу. По поводу этих закрытий, а то мы молчим. Почему мы молчим все время? Закрывают спектакли, закрывают это… Запретили «Иисус Христос — суперстар». Господи! «Нет, кого-то это оскорбило». Да, оскорбит кого-то, и что?
И церковь наша несчастная, которая забыла, как ее травили, уничтожали священников, срывали кресты и делали овощехранилища в наших церквях. Она начинает действовать такими же методами сейчас. Значит, прав был Лев Николаевич Толстой, который говорил, что не надо соединяться власти с церковью, иначе она начинает не богу служить, а власть обслуживать. Что мы в большой степени наблюдаем.
И не надо (неразборчиво), что церковь будет возмущаться. Ну, ничего! Не надо сразу закрывать все. Или, если закрывают, надо реагировать на это. Нам вместе. Вот попытались там что-то сделать с Борей Мильграмом в Перми. Ну, вот как-то мы встали дыбом, многие. И вернули его на место. Представляете? Наша власть сделала шаг назад. Совершая глупость, сделала шаг назад и исправила эту глупость. Это потрясающе. Это так редко и нетипично. Мы сделали это. Вместе собрались и вдруг высказались.
Мне кажется, сейчас, в очень трудные времена, очень опасные, очень страшные; очень это похоже… Не буду говорить, на что. Но сами понимаете. Нам нужно вместе очень соединиться и очень внятно давать отпор этому.

воскресенье, 23 октября 2016 г.

Бельгия обвинила Россию в подделке данных о бомбардировке в Сирии. Факты

https://slon.ru/posts/75184
Бельгия обвинила Россию в подделке данных о бомбардировке в Сирии. Факты

Между Москвой и Брюсселем третий день развивается дипломатический скандал. Россия обвинила Бельгию в атаке мирных поселений на территории Сирии, европейцы категорически отвергают даже присутствие в регионе в момент бомбежки. Slon Magazine собрал имеющуюся информацию.

Российские обвинения

Первое сообщение о бомбежке появилось в разделе «Дополнительная информация» ежедневного бюллетеня российского Центра по примирению сторон 18 октября. Тогда Москва коротко рассказала, что, по словам местных жителей, в деревне Хасаджек (провинция Алеппо) от авианалета погибли шесть человек. При этом российские радары заметили в воздухе два F-16 Бельгии.
Более подробные сведения появились два дня спустя, на брифинге в Минобороны РФ официальный представитель ведомства генерал-майор Игорь Конашенков показал целую презентацию с предполагаемым маршрутом истребителей от базы в Иордании до пригорода Алеппо.Самолеты были сразу идентифицированы – это F-16, и установлена их принадлежность к бельгийским ВВС. Эти самолеты неоднократно залетали в зону обнаружения российских и сирийских радиолокационных средств ранее», – объявил представитель Минобороны.
По версии Москвы, пара истребителей пролетела над Ираком, вошла на территорию Сирии, дозаправилась над Дэйр-Эз-Зором от американского KC-135, а потом нанесла удар по уже упомянутой курдской деревне.

Ответ Бельгии

После первых заявлений российского Минобороны официальный Брюссельответил коротким комментарием: никакие наши самолеты не работали над Алеппо в последние дни.
Но когда Россия опубликовала подробный разбор ситуации в воздухе, министр обороны Бельгии Стивен Вандепут выпустил уже подробный пресс-релиз, с ответными обвинениями. По словам Вандепута, в Брюсселе изучили представленные Москвой данные и считают их сфабрикованными.
Речь идет о той самой процедуре идентификации истребителей, которую упоминал Конашенков. Вандепут утверждает, что присланные из Москвыномера системы опознавания «Свой-чужой» не совпадают с теми, которые используют бельгийские F-16. Бельгия потребовала от России официального опровержения.
После этого бельгийского посла вызвали в МИД России, где формально выразили недоумение по поводу того, что Брюссель не хочет признавать обстрел мирных жителей.
Такую реакцию Бельгии Минобороны РФ назвало «ничтожными оправданиями», которые говорят «о непонимании господином Вандепутом переданного российской стороной документа». Конашенков заметил, что США тоже могут таким образом пытаться уйти от ответственности, ведь именно они обозначают цели для ударов международной коалиции.

Кто еще летает в этом районе?

Ни в российских обвинениях, ни в бельгийских ответах нет ключевой составляющей – логики коалиционного удара по курдской деревне Хасаджек или ее окрестностям. Сейчас там проходит фронт противостояния между ИГИЛ, курдскими «Демократическими силами Сирии» и турецкими войсками. Причем турки в рамках операции «Щит Евфрата» задействуют в том числе самолеты F-16. Официальный Дамаск уже пригрозил, что будет их сбивать, если турки снова нарушат воздушное пространство Сирии.
По данным наблюдателей, в октябре международная коалиция совершала боевые вылеты в Алеппо лишь дважды: в обоих случаях удары по ИГИЛ наносили датчане.
Это, однако, не означает, что Бельгия не наносит ударов в Алеппо. Просто бельгийское Минобороны в отличие от датского не отчитывается о каждой операции, хотя признает, что шесть их самолетов F-16 с базы в Иордании почти каждый день совершают боевые вылеты.