МАНИФЕСТ СВОБОДНОЙ РОССИИ

НОВОСТИ, МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ О СОБЫТИЯХ В СТРАНЕ И МИРЕ


Координационный Совет российской оппозиции

http://www.kso-russia.org/

Радио Свобода

Башкирское общественное движение "Кук буре"

Алексей Навальный

Партия ЯБЛОКО

Эхо России

Собеседник.ру

Горячие интервью | Эхо Москвы

Новости - Новая Газета

суббота, 22 декабря 2012 г.

Эхо Москвы Добрый вечер. Это программа «Суть событий», я – Сергей Пархоменко.

Эхо Москвы Добрый вечер. Это программа «Суть событий», я – Сергей Пархоменко. 

http://echo.msk.ru/programs/sut/973326-echo/
С.ПАРХОМЕНКО: 21 час и 12 минут в Москве. Добрый вечер. Это программа «Суть событий», я – Сергей Пархоменко. Как всегда с помощью SMS-сообщений на номер             +7 985 970-45-45       вы можете направить ваши вопросы или какие-то соображения сюда ко мне, прямо на экран в студию «Эха Москвы». Есть еще телефон             +7 495 363-36-59       – это в конце программы, я надеюсь, он заработает. Есть сайт echo.msk.ru, на нем множество всяких возможностей, в частности, вы можете принять участие в работе кардиограммы эфира, то есть раз в минуту голосовать за или против того, что вы слышите в прямом эфире, и тогда в зависимости от этого будет меняться кривая, которая вот здесь вот у меня видна на трансляции. Ну да, и сама трансляция тоже видна, прямая трансляция из студии прямого эфира «Эха Москвы», отсюда, с программы «Суть событий». Ну вот. Такая техническая информация, можем теперь начинать. 

Давайте я тоже, все-таки, поговорю о крупнейшем событии недели. Действительно, мы давно не видели ничего подобного, давно не видели до такой степени бессовестных и бесчеловечных каких-то решений, и давно не видели, я бы сказал, такой политической откровенности. Вообще политикам свойственно прятать свои не только эмоции, но и свои истинные намерения. Как было когда-то сказано, что язык дан... Ну, это было сказано, правда, про дипломатов, что язык дан дипломату для того, чтобы умалчивать о чем-то важном. Политику уж тем более он дан для этого. 

Но здесь российские политики, те, которые у власти в России, те, которые принадлежат к властной группировке, управляющей сегодня страной, они, конечно, поступили чрезвычайно откровенно, что вообще мировым политикам не свойственно – они ступили на путь мести. Это довольно вообще странный такой, редкий политический продукт – политическая месть. 

И мне кажется, что об этом, как это не удивительно, хотя именно в этом суть произошедшего, об этом многие как-то по ходу дела забыли. Если взять даже пресс-конференцию, которую многие из нас смотрели вчера, большую пресс-конференцию Владимира Путина, то там как-то обсуждалось, хотя и очень много, и очень подробно, и беспрецедентно настойчиво, были журналисты, задав то ли 6, то ли 8 раз вопросы, связанные с этим пресловутым антимагнитским законом, который является ответом на американский акт Магнитского. Хотя это и обсуждалось подробно, но обсуждалось как-то по отдельности. Отдельная история про сам акт Магнитского, отдельная история про запрет на усыновление российских сирот гражданами США. Обсуждали целесообразность одного, полезность или вредность (ну, вредность, конечно), целесообразность другого, полезность или вредность (ну, разумеется, полезность). Но я, все-таки, хотел бы снова и снова напомнить, что закон вот этот самый, в который вошла норма о российских сиротах, является ответом, прямым ответом на акт Магнитского и забывать про это не нужно. И это, собственно, главный вопрос. Почему в ответ? Кто сказал, что нужно увязать одно с другим? Почему для ответа на сколь угодно неприятный, сколь угодно оскорбительный, вредоносный (я не знаю, что еще придумают российские политики про этот самый акт Магнитского), почему в ответ на него нужно принимать вот такие меры? Почему нужно их увязывать? 

В том, что, кстати, это ответ, сомнений никаких нет и сами законодатели много раз об этом говорили, и много раз это следовало из контекста тех высокопоставленных комментаторов, которые высказывались на эту тему. Это были и члены российского правительства, и депутат Думы, и самые разные российские политики. И есть даже одна очень смешная техническая деталь, которая выдала весь этот механизм и всю эту историю очень ярко: на официальном сайте Думы, где, надо сказать, довольно скрупулезно развешиваются все те законопроекты, поправки к этим законопроектам, заключения, справки и так далее, в общем, вся бумажная механика Государственной Думы, так вот на официальном сайте Государственной Думы висел официальный проект этого закона в виде вордовского файла обычного. И вот этот вордовский файл назывался «Магницкий», причем именно «магниЦкий» через «ц», не так, как в реальности пишется его фамилия, «Магницкий ФЗ текст». То есть человек, который просто создавал этот законопроект, он сразу его и создал в ответ на закон Магнитского. И поэтому так назвал его и даже в таком же виде, собственно, и вывесил на всеобщее обозрение, но, видимо, не обратив внимание на это название или решив, что никто больше не обратит внимание. Но тем не менее, это было хорошо видно. 

Вот это, на самом деле, самое поразительное, что для ответа был выбран такой болезненный для самого же российского общества и для людей, для детей, живущих в России, такой способ. Ну, некоторые говорят, что это такая страшная политическая обида и говорят, что «Ну, вот, ребенок тоже, когда он поссорится с родителями или они ему там чего-нибудь не купят или что-нибудь запретят, куда-нибудь его не пустят, так бывает, что особо истеричные дети могут как-то броситься в свою комнату, запереться, схватить со стола какие-нибудь ножницы и ткнуть себя несколько раз этими ножницами куда-нибудь в ляжку или в какое-нибудь еще мягкое место, как-то в ярости себе нанести какие-то повреждения». Вот примерно это же самое проделывает и российское государство. 

Но, на самом деле, я бы не относился к этому так механистически. На самом деле, все чрезвычайно серьезно. И показывает отношение этих людей (я имею в виду, российских политиков сегодняшних) и к жизни, и к власти, и к гражданам, которые оказались в их воле. Они, например, относятся к возможностям людей жить, к возможностям людей добиваться счастья... Знаете, есть такая (я много раз уже повторял) знаменитая формула, что люди рождены равными для счастья. Вот это самое «для счастья» - это, собственно, самое главное, что придумано в качестве прав человека. 

Так вот возможности добиваться людей счастья, возможности людям, я не знаю, лечиться, возможности жить в семье, чувствовать любовь своих ближних, существовать в атмосфере какого-то уважения, нежности и так далее, вот всего того, чего лишены дети, оставшиеся, как это официально называется, без попечения родителей и находящиеся на государственном обеспечении, то есть во всяких ужасных детских домах, интернатах, домах ребенка и так далее, и так далее. И чего они так хотят, и почему они так мечтают об усыновлении? Вот это ресурс, это инструмент, это все такой способ. Это продукт для обмена. Можно его поменять на те или иные уступки. Причем, надо сказать, что люди, которые пытались реконструировать эту логику... Я с очень многими своими коллегами разговаривал и они часто говорят, что Путин, по всей видимости, собирается этим прямо напрямую торговать. Ну, например, торговать с Обамой, что, дескать, мы вот это сделали, а если ты там чего-то там такое велишь или если ты акт Магнитского затормозишь, или если пополнение списка акта Магнитского будет происходить не очень быстро или если в него начнут попадать какие-то второстепенные люди, а не какие-то важные и заметные персоны, ну вот тогда, может быть, мы подумаем о том, чтобы вернуться к статусу-кво. А если ты этого не сделаешь, ну, тогда, значит, сирот наших не получишь. 

В этом есть, на самом деле, очень много не только злобного, но и очень много наивного. Вообще давно замечено, что, например, сам Путин и люди, которые его окружают, они, что называется, по себе меряют, они представляют себе разные механизмы функционирования власти в западных странах и, в частности, в США или механизмы действия прессы, или механизмы действия каких-то общественных сил, общественных организаций, партий, блоков, движений и так далее. Они как-то судят, опираясь, скорее, на российскую действительность. И вот они представляют себе, что, ну, вот, если с Обамой договориться, если с Обамой как-то сторговаться, предложить ему в обмен какую-то такую штуковину, то получится отлично и можно будет у него чего-нибудь выторговать. 

Но штука как раз заключается в том, что с актом Магнитского все обстоит очень серьезно. Он вышел из-под контроля американской администрации, он вышел из-под контроля президента. Был шанс в самом начале, что он останется таким ведомственным актом внутри государственного департамента, то есть, собственно, Министерства иностранных дел США. Ничего из этого не вышло, надо сказать. 

Многие обозреватели считают, что Обама этого очень хотел, что он хотел бы сохранить это в таком, относительно неважном, несерьезном статусе ведомственного акта, и тогда, действительно, можно было бы этим каким-то образом манипулировать. 

Я думаю, что это связано с тем, что Обама как любой другой политик и сам, в общем, не прочь поторговать, сам не прочь пообменивать одно на другое. Не получилось из этого ничего. Это превратилось в закон. То есть сегодня это находится под властью американского Конгресса, и с этим, что называется, не забалуешь. И я думаю, что с Обамой теперь можно сколько угодно договариваться и сколько угодно ему предлагать в обмен всякие сладкие конфеты или отмену каких-нибудь особенно горьких пилюль, но он, в общем, организовать-то этого не сможет, он не сможет этого проконтролировать. И если Конгресс как-то распорядится расширять этот самый список Магнитского и наполнять список Магнитского все более и более серьезными деятелями российской политики, а в законе есть для этого все основания, поскольку формулировки в законе довольно широкие, довольно просторные... Там сказано, что в этот список могут попадать самые разные люди, виновные в нарушении прав человека. А в сущности разве президент страны не виновен в нарушении прав человека в своей стране или премьер-министр, или министр чего угодно, или любой депутат? Всегда можно любому высокопоставленному политику каким-то образом притащить его за уши к любому нарушению прав человека. 

Ну вот. Тогда любой высокопоставленный политик и может оказаться в этом списке. 

Так что это одно соображение, очень важное, про которое не нужно забывать – это связанность, это то, что вот этот абсолютно чудовищный в своем цинизме и в своей бесчеловечности так называемый закон подлости (его назвали уже сейчас) или, там, закон подлецов его еще называют, он не просто сам по себе появился, он не просто от злости. Это не просто тычок ножницами себе в ляжку, а это нечто, что связано очень жестко, что является ответом на непосредственную угрозу себе. Абсолютно понятно, что вот эта самая российская властная группировка так нервно отреагировала не потому, что ей важны эти бухгалтерши из районной налоговой инспекции, которые чего-то такого украли. Абсолютно они пофигу. 

Вот, многие рассуждают, что, наверное, в этой афере, связанной с Магнитским, там, наверное, были завязаны какие-то очень высокопоставленные люди и нужно каким-то образом их отмазать. Да нет, они не высокопоставленных людей отмазывают, которые где-то там были задействованы. Они отмазывают самих себя. Они прекрасно понимают, что они очень легко на ближайшем, уже втором витке вот этого напряжения оказываются сами частью этого закона Магнитского и остаются и без своих иностранных авуаров, и без недвижимости, и без возможности выехать более или менее. А, ведь, совершенно очевидно, что этой воды во рту не удержишь. Абсолютно понятно, что теперь этот самый акт Магнитского, будучи принятым в США, начнет свое триумфальное шествие по планете, и абсолютно очевидно, что рано или поздно, скорее даже в ближайшее время какая-нибудь из стран Шенгена примет аналогичный закон или просто примет внутреннее какое-то распоряжение о том, что она согласна с актом Магнитского и распространяет на себя действия того списка, который в рамках американского акта Магнитского будет составлен. А вы помните, что еще очень важный акт, точнее, важный элемент этого самого акта Магнитского – он еще не создан. Еще предстоит в течение 120 дней после принятия этого закона составить первый вариант списка. Потом его можно расширять, расширять, все дальше и дальше. 

Ну вот. Так что абсолютно не исключено, что к исходу этих 120 дней уже объявится какая-нибудь европейская страна, которая скажет, что она тоже присоединяется к этому акту Магнитского, ну и пошло-поехало. А там, глядишь, и Япония, а там, глядишь, и какой-нибудь Тайвань, Гонконг, а там, глядишь, и всякие прекрасные курортные места вроде Филиппин или Индонезии. Ну, в общем, беда. И завтра окажется, что и носу-то никуда особенно не высунешь. 

Вот. Это одна важная вещь. Вторая важная вещь, о которой ни в коем случае не нужно забывать. Она заключается в том, что в этом самом законе подлости совсем не только речь идет о проблемах с российскими сиротами и их усыновлением. Там есть еще 2 очень важных пункта, настолько важных, что многие по ходу дела даже говорили «А, мы знаем. На самом деле, это все такая, хитрая комбинация. На самом деле, вся история с детьми для того, чтобы спрятать 2 другие поправки, 2 других нормы из этого вновь принимаемого закона. Они-то, на самом деле, самые главные, самые важные, а это все просто для отвода общественного мнения, для того, чтобы люди протестовали против истории с детьми и не обращали внимания на то, второе. 

Я-то сам считаю, что это абсолютно не так. Мне кажется, что здесь не было никакого камуфляжа, никакой не было комбинации, а просто был такой, знаете, закон поручика Ржевского, вот, «Мадам, разрешите вам впендюрить». Ну и иногда удается впендюрить, а иногда получаешь по морде. По-разному. Ну, ничего страшного. 

Так и тут. Вот было предложено 3 нормы. Ну и хорошо. Ну, как-то пройдут все три – замечательно. Если вдруг там слишком много будет воя и крика, если вдруг окажется, что какие-то серьезные люди против, ну хорошо, одну отменим, ничего страшного. 

Это, ведь, закон демонстративный. Вот эта месть – она, как бы, явная, яркая и нет никакого смысла прикрывать это каким-то образом. Ну кто же будет тайно принимать закон о демонстративной мести? Это как-то совсем странно было бы. Наоборот, нужно демонстрировать это как можно громче. 

Так вот 2 другие нормы из этого же самого закона. Давайте тоже не будем забывать, что они тоже есть, что они тоже прошли и что это тоже сегодня принято Государственной Думой и, собственно, нет никаких оснований считать, что это встретит какие-то особенные осложнения при прохождении через Совет Федерации, а уж тем более через офис президента РФ, который вчера на пресс-конференции очень ярко и ясно заявил, что он это все подпишет. 

Что это за 2 нормы? Одна норма, на самом деле, самая серьезная и, на мой взгляд, это будет иметь очень и очень тяжелые последствия. Она заключается в том, что любой человек с двойным гражданством, человек, обладающий не только российским паспортом, но и американским, при условии, что он является не руководителем, не основателем, не учредителем, не каким-нибудь там вдохновителем, а просто рядовым членом какой-то некоммерческой организации, автоматически сами фактом своего существования приводит к тому, что деятельность этой организации приостанавливается, имущество ее арестовывается, финансовые средства ее конфискуются и так далее, и так далее. 

Я думаю, что вы понимаете, что фактически невозможно уследить за тем, чтобы в составе какой-нибудь политической партии или некоммерческой организации, или какого-нибудь фонда, или еще чего-нибудь не образовался просто один какой-то где-то человек, у которого есть это самое двойное гражданство или, может быть, оно когда-то было или, может быть, кто-то его подозревает. Еще потом иди докажи, что у тебя его не было. И всё, собственно, и на этом история закрывается. 

А если этот человек является, например, служащим. Вообще, в России довольно много того, что называется «экспаты», довольно большое количество иностранных специалистов, которые приезжают и здесь работают в самых разных сферах, тем более в сферы работы некоммерческих разного рода благотворительных и прочих организаций. Они – хорошие специалисты, и работа их, и руки их здесь нужны. Вот это одна история. Давайте на этом месте я прервусь на 3-4 минуты новостей. После этого мы вернемся и продолжим анализировать этот знаменитый закон подлости здесь, в программе «Суть событий» со мною, с Сергеем Пархоменко. 

НОВОСТИ 

С.ПАРХОМЕНКО: 21 час и 35 минут в Москве, это программа «Суть событий». Номер для SMS-сообщений            +7 985 970-45-45      . Сайт echo.msk.ru – заходите, там есть кардиограмма прямого эфира, можете раз в минуту голосовать за или против того, что вы слышите, и влиять на развитие такой специальной кривой. И там же есть прямая трансляция отсюда, из студии «Эха Москвы» и там же у вас есть возможность тоже отправлять сообщения сюда, ко мне на экран, я их вижу точно так же, как и смски. Среди смсок, которые я читал на протяжении времени новостей, вот какая мне попалась: «А вот сейчас было бы хорошо акт Магнитского распространить на всех голосовавших за», - пишет один из наших читателей и слушателей. Ну да. Послушайте, эта идея, на самом деле, многим приходит в голову, тем более, что в сущности всего несколько человек, буквально, скажем, во 2-м чтении 4 человека голосовало против этого закона, 4 человека из фракции «Справедливая Россия». Но они, на самом деле, довольно давно уже демонстрируют свою какую-то самостоятельность в Думе. Это один из 2-х оставшийся единственный в Думе Гудков, младший, Дмитрий Гудков. Это замечательный российский предприниматель и очень талантливый, глубокий и серьезный человек, знакомством с которым, например, я очень горжусь, по имени Сергей Петров. Это Илья Пономарёв. И это Зубов (такой есть еще депутат там же, в фракции «Справедливая Россия»), Владимир Зубов. Вот, собственно, их четверо. 

Я, может быть вы наблюдали за этим леденящим душу сюжетом, на протяжении нескольких дней пытался организовать такую акцию, я бы сказал, персонального давления на депутатов Государственной Думы. У меня нашелся телефон одного депутата, точнее одной дамы с депутатским мандатом, я ей звонил и прямо так ей и говорил «Здравствуйте. Это я. Я вам звоню в рамках оказания на вас персонального давления. Прошу вас голосовать против этого ужасного закона». Она как-то пыталась очень меня запутать и вместо этого моего вопроса «Как вы будете голосовать за закон?» упорно отвечала мне на другой вопрос, на вопрос о том, что она будет голосовать против поправки к этому закону. А я все у нее спрашивал «Нет, а, вот, за закон целиком как?» Это продолжалось довольно долго, даже немножко было комично, потому что я раз 6 у нее переспросил снова и снова все одно и то же. Ну, в результате так оно и произошло: она проголосовала против поправки, но зато за закон. Зовут ее Оксана Дмитриева, вы ее хорошо знаете, она много раз здесь была на «Эхе», она такой, довольно известный специалист по социальной политике и всякой социальной экономике таких, в последнее время очень левых, социалистических взглядов. Ну, взгляды ее мы уважаем. А, вот, тот факт, что она, в частности, вместе со всеми остальными депутатами Государственной Думы за исключением 4-х человек проголосовала за этот закон, это, конечно, уважения к ней не добавляет, прямо скажем. 

Ну так вот. В этом законе есть вторая история помимо истории с детьми, с усыновлением российских сирот в США. Есть еще история с тем, что любая некоммерческая организация, которая занимается той или иной политической деятельностью, а, в сущности, любую, абсолютно любую общественную организацию, имеющую дело с людьми, можно объявить занимающейся политической деятельностью, потому что всегда есть какие-то социальные проблемы в центре ее внимания. Ну, на то она и некоммерческая организация, что она занимается чем-нибудь, что пока не слава богу, что требует того, чтобы кто-нибудь этим занимался. Ну, значит, это в конечном итоге политика какая-нибудь – социальная политика, экономическая политика, демографическая политика, политика безопасности, информационная политика. Политик, знаете ли, много, политика простирает свои щупальца во все сферы человеческой жизни и, по существу, любую деятельность можно объявить политической. Любое просвещение, любое воспитание, любое содействие образовательным проблемам всегда можно объявить политикой. 

Так вот любая организация, занимающаяся хоть чем-нибудь, в которой появляется один единственный член, рядовой член с американским гражданством параллельным немедленно погибает на этом. 

Ну и вторая история – это, собственно, тоже граждане США, которые тем или иным образом помогают существовать разного рода некоммерческим организациям. Но тоже это совершенно безграничная норма. Достаточно организовать один анонимный финансовый переход откуда-нибудь с территории США или из американского банка, или из филиала американского банка в Европе, и на тебе, пожалуйста, вот, собственно, тебе и повод для закрытия этой организации, для конфискации ее имущества, для ареста ее финансовых банковских счетов. А жаловаться-то некому. Ведь, все это, снова и снова повторяю с вами тут в самых разных обстоятельствах и по самым разным поводам, ведь, все это существует на фоне отсутствия суда. В ситуации, когда чиновник принимает единоличное решение и вы не имеете никакой возможности и никакой надежды добиться справедливости у какого-то арбитра, у какого-то судьи. Это сегодня российская действительность, и так ровно это все и существует. То есть это классическая структура произвола. И вот на произвольное решение чиновника и отдано в данном случае здесь решение. 

И все это принято не потому, что кому-то это показалось важным и нужным. Не потому, что кто-то решил «Пора бы отследить всех людей с двойным американским гражданством внутри наших российских некоммерческих организаций». Или «Пора бы исключить финансирование наших некоммерческих организаций любого рода, занимающихся хоть здравоохранением, хоть образованием, хоть просвещением, хоть чем угодно». Формально все они, конечно, будут заниматься политикой, это очень легко им пришить. Так вот пора бы уже от этого избавиться. Или «Пора бы прекратить усыновление российских сирот в США». 

Не поэтому это все произошло. А произошло потому, что все это было признано адекватным способом мести, адекватным способом ответа. И, вот, есть некий человек, который сел за компьютер, открыл новый файл в программе Word, положил руки на клавиатуру и стал набирать этот текст под названием «Магнитский Федеральный Закон Текст». И дальше мы увидели, что из этого всего, собственно, и получилось. 

Ну вот. Мне тут пишут, что Дмитриева не стала голосовать за закон, что она в какой-то момент стала отсутствовать в зале и так далее. Вы знаете, не считается. Вот, просто не считается и все. Вот, голосование Петрова, голосование младшего Гудкова, голосование Зубова, голосование Ильи Пономарёва считается – они проголосовали против, и они могут объяснить, почему они проголосовали против, и они отвечают за то, что они проголосовали против. И по всей видимости, что называется, ответят еще достаточно тяжело за то, что они проголосовали против. 

А человек, который вышел, выполз, выскользнул, как-то аккуратно удалился, проглотил свою карточку, как-то выковырял ногтем кнопку из своего депутатского места, чтобы она в этот момент не работал, там не знаю, замкнул провода или еще что-нибудь – не считается. Это не против. Что называется, никого не обманете. Что называется, бабушке своей расскажите, что вас там не было, что вы временно вышли как-то позвонить по телефону. 

Удивительным образом президент Путин выбрал совершенно, я бы сказал, безнадежную тактику защиты этой всей истории, он стал вчера на своей пресс-конференции многократно объяснять, что, на самом деле, вот этот самый закон, частью которого является запрет на усыновление российских детей в США, он, на самом деле, очень важная, нужная вещь, которая нужна сама по себе. И он совершенно вне этой истории, пытался это все объяснить. Занятие безнадежное, потому что лживое. Когда человек сидит и обманывает, это как-то очень видно, даже если это такой большой мастер как Владимир Путин. 

Ну, например, он стал говорить о том, что было заключено такое соглашение о надзоре за российскими усыновленными детьми в США, соглашение о том, как будет происходить это усыновление, и что это оказался очень плохой документ, и плохость его заключается в том, что американцы, как он выразился, «включили дурочку». То есть выяснилось, что как-то не США отвечают за это, а американские штаты отдельные отвечают за это, и это вот какое безобразие, невозможно стало до этого добраться и так далее. 

Ну вообще эта позиция, во-первых, очень лживая, а во-вторых, очень слабая. Владимир Путин любит рассуждать о том, что Россия – сложное государство. Вот он, собственно, и на этой пресс-конференции тоже это говорил. Россия – особенное государство, Россия – сложное государство, в России всякие свои правила, свои разные субъекты Федерации, то-сё. 

Так вот. Сложное государство – это США. Например, потому, что в отличие от России они – реальная, настоящая, а не только дутая федерация. Они реально представляют из себя довольно сложный объект, сложившийся из 50 разных штатов, и у каждого из этих штатов есть свои и, надо сказать, иногда довольно особенные права, не похожие на права других штатов, и свое, иногда довольно особенное, специфическое законодательство. И реальная власть, во многом, действительно принадлежит властям того или иного штата, губернатору этого штата, его законодательному собранию и так далее, и так далее. 

И человек, который с этим не считается, политик, который делает вид, что этого нет, который делает вид, например, что он может договориться с американским президентом или с американским Конгрессом, или с американским Госдепом, или еще с кем-нибудь, а они нам там это все как-нибудь устроят, это политик, который просто не адекватен, который просто не понимает, с кем он имеет дело, не понимает, что, собственно, представляет из себя тот объект, на который он пытается с помощью своей политики воздействовать. И это проблема этого самого политика. Не объекта, не вот этой сложной структуры из 50 штатов, которыми являются сегодня США... Именно поэтому, кстати, эта страна так называется. Это его собственная проблема. Не умеешь с этим справиться – сам виноват. Не понимаешь, как это функционирует – твоя ошибочка. Не смог каким-то образом отстоять свои интересы, интересы своих граждан, интересы своей страны во взаимоотношениях с этим сложным объектом, ну так это твой прокол. 

Я смотрю на текст этого самого соглашения об усыновления. Он, на самом деле, легко доступен и в английском варианте, и в русском варианте. Последнее время он даже на сайте «Эха Москвы» висит. И документ, на самом деле, очень интересный. Непростой для освоения, особенно если у вас нет хотя бы минимального опыта чтения разного рода юридических документов. Не надо для этого иметь юридическое образование или быть каким-нибудь доктором наук, но просто есть там свои правила – надо уметь как-то эти формулы... В них вчитываться и извлекать из них какой-то смысл. 

Но я вам, все-таки, очень советую на этот документ посмотреть. Это вещь очень поучительная. Потому что в нем содержатся ответы на множество вопросов, которые иногда в пылу полемики или в виде риторических вопросов, не имеющих ответа, а типа, вот, задаваемых в виде такой дразнилки, в виде такого, эмоционального аргумента мы слышим. А на самом деле, ответы на эти вопросы есть. 

Ну, например, я огромное количество раз видел во всяких социальных сетях, в интернете и слышал на улице, когда, например, мне приходилось... Я вот там в среду, например, рано утром пошел и стоял в числе очень, к сожалению, немногочисленных людей у дверей московского здания Государственной Думы (не городской думы, а Государственной Думы РФ) и наблюдал вот это жалкое зрелище, депутатов, которые пытались проскользнуть на свое рабочее место. Я, например, своими собственными глазами видел Валуева, который пытался остаться незамеченным, протискиваясь сквозь толпу. Вы можете себе вообразить это зрелище? Это было очень смешно. Вот как-то человек, который унизил себя, как-то опустился до такого состояния, что он при вот этой своей комплекции, при этом своем внешнем виде и этой своей репутации тихенько, по стеночке пытается протиснуться в эту дверь, стараясь, чтобы никто его не заметил. Это до какого ж, все-таки, свинства надо было ему дойти. Ну, дошел. Вот, я видел это своими собственными глазами. 

Так вот. Стоя там, я тоже слышал этот вопрос достаточно часто: «А что, нам пиндосских детей тоже можно усыновлять? Или только им можно наших? А что, нам разрешаются американские сироты здесь, в России?» Ответ: «Вам разрешаются. Только среди вас, уродов, не нашлось желающих. Вот, ведь, в чем дело». 

Дело в том, что когда читаешь это соглашение российско-американское, то первым делом обнаруживаешь с изумлением, что это именно соглашение, это двусторонний документ. Это не документ о том, как быть с российскими детьми, попавшими в США. Это документ совершенно симметричный: как быть с американскими детьми, оказавшимися в России, и с российскими детьми, оказавшимися в США. 

Другое дело, что на бумаге он такой, а на практике одна половина его реализуется, а о реализации второй половины я, признаться, что-то ничего и не слышал. Мы, тем не менее, знаем, что только за 2011-й год по официальным данным российского Министерства образования 3400 российских детей были переданы иностранным гражданам за 2011-й год, только один год. Так вот 3400 были усыновлены иностранными гражданами, в том числе 978, почти тысяча человек были усыновлены американцами. 

О противоположных случаях российское Министерство образования не сообщает. Вот, как-то не нашел я этих там сведений. Боюсь, что этих сведений там нет. 

Так вот это первое. Во-первых, это документ двусторонний, совершенно зеркальный, совершенно паритетный, учитывающий права обеих сторон на совершенно равных основаниях. 

Вторая ситуация, то, собственно, про что говорил Путин, что «включили дурочку» и, на самом деле, все на уровне штатов. Нет. В том вся история. Огромное количество раз в этом документе по разным поводам в разных формулировках и в разных ситуациях встречаются одни и те же слова «в соответствии с национальным законодательством». Это значит, что, заключая с нашими это соглашение, американская сторона пошла на очень редкое, очень сложное для американской федерации (я подчеркиваю, федерации) согласие, на очень тяжелые обязательства, которые они на себя взяли. А именно регулировать эти дела национальным законодательством. То, что американцы называют «национальным», это значит всеамериканское, это значит надштатское, это значит федеральное. Вот, что такое национальное законодательство в американских терминах. 

И вот на это национальное законодательство бесконечно ссылается это соглашение. И бесконечно говорится в нем, что если на американской стороне обнаруживается какой-то нарушитель, то национальные власти берутся привести его в порядок. Например, там устанавливается довольно сложным образом, каким образом создается список организаций, которые технически осуществляют эту процедуру усыновления. И формально это, тем не менее, там описано, усыновление американских детей российскими усыновителями и усыновление российских детей американскими усыновителями. И на то, и на другое есть своя процедура. Очень сложная, очень точная и тонко прописанная – откуда берутся эти организации, какие они должны быть, какие они должны предоставить о себе документы, какие они берут на себя обязательства и всякое такое прочее. 

За этим за всем наблюдают федеральные власти в соответствии с национальным законодательством. И если возникает какая-то сложность, они обязаны это сделать. 

Что это означает? Что если где-то на местах в США на уровне штата или на уровне, как это у них там называется графства, ну, то есть гораздо более мелкой территориальной единицы, или еще на каком-нибудь муниципальном уровне произошло какое-то нарушение, существовала полная возможность обратиться к федеральным властям и потребовать исполнения этого договора. 

Почему не обратились, если такие проблемы создавались? я не знаю. Пусть это объяснит тот, кто этого не сделал. Не исключено, что этих проблем просто не было. А если они были, то, значит, нужно было добиваться справедливости. Право на это было. Больше его нет. Теперь, когда после этого закона это соглашение будет аннулировано, оно будет расторгнуто и действие его прекратится, вот этого права больше не будет, оно кончится. И апеллировать будет не к кому. Раньше было соглашение, на основании которого можно было обратиться к федеральным властям США. Теперь – нет. 

И еще одно важное обстоятельство. Вопреки общим, обычным правилам, действующим в США, российские дети, усыновленные американскими усыновителями, попавшие в американские семьи в соответствии с этим соглашением сохраняли российское гражданство. Вот, просто это написано здесь битым словом. Вот, я открываю текст и вижу, что в статье 13-й этого соглашения написано: «Ребенок, усыновленный в соответствии с национальным соглашением, приобретает гражданство принимающего государства в порядке, установленном национальным законодательством». Национальным законодательством, я подчеркиваю, принимающего государства. «Но не позднее момента въезда на законных основаниях» и так далее, и так далее. Дальше: «Он также сохраняет гражданство государства происхождения». Это значит, что российский ребенок остается российским гражданином в Америке, американский ребенок, если он вдруг усыновлен в России, остается американским ребенком в России. Такой ребенок пользуется теми же правами и видами защиты, как и любой другой усыновленный ребенок, имеющий статус гражданина на территории принимающего государства. То есть российское гражданство сохраняется. 

Знаете, что это означает? Это означает, что этот российский гражданин, усыновленный американской семьей, становится в обязательном порядке (и это тоже многократно прописано в этом соглашении) на консульский учет. И много раз написано, что та организация, которая организует это усыновление, обязана обеспечить эту постановку на консульский учет, обязана отчитаться в этой постановке на консульский учет. Это означает, что российские консульские чиновники, люди, которые сидят в российских консульствах в США и протирают там свои залоснившиеся штаны, имели полное право на общих основаниях без всяких историй про усыновление, а просто потому, что это гражданин РФ, находящийся на консульском учете, иметь к этому человеку доступ, знать о нем все, собирать о нем любые сведения, требовать о нем разнообразную информацию. И никто не смел на основании другого законодательства, на основании законодательства о действиях консульских служб, на основании межгосударственных соглашений о том, как существуют граждане других государств на территории США, никто не смел этому препятствовать и не мог этому препятствовать. 

И тот, кто говорит, что кого-то куда-то не допускали, что кого-то не впускали в суд, что кому-то не предоставляли сведений, он просто врет. Потому что, на самом деле, на самых общих консульских основаниях российские служащие, российские чиновники из консульства имели возможность все это видеть, об этом знать и во всем этом участвовать, если бы хотели. Это означает, что они просто не чесались. Это означает, что они просто не добивались исполнения своих консульских возможностей. Все это вранье. Вот, на самом деле, что вытекает из этого документа. 

А если РФ со всеми своими дипломатами, со всеми своими Министерствами иностранных дел, со всеми своими президентами и всеми своими Государственными Думами не умело добиться от американских властей исполнения обыкновенных консульских обязательств, на кой черт нужно такое государство? Что это за государство, которое своих граждан на общих основаниях не может защитить или узнать об их состоянии на чужой территории при условии, что ему гарантировано, что эти люди стоят на консульском учете? Ну, всякие бывают ситуации. Знаете, люди приезжают сами по себе, каким-то образом переезжают из одной страны в другую, никому об этом не сообщают, не становятся ни на какие учеты, никто о них не знает. Потом вдруг выясняется, что есть какой-то гражданин, удивительным образом оказавшийся на этой странной территории. Что он там делает, непонятно. Как давно он здесь, неизвестно. И что с ним происходит, никто не видит. Это-то не тот случай. 

Эти дети все до единого гарантированно стояли на консульском учете. Где эти наши чиновники, которые вообще могли требовать встречи с ними не потому, что они – дети, не потому, что они усыновлены, не потому, что есть соглашение, а потому что они – граждане России и известно об их существовании. И всё! Больше ничего. Остальное – вранье. 

Знаете, почему я так подробно про это говорю? Потому что человек, который управляет сегодня Россией, и большая команда разнообразных его сотрудников, помощников, консультантов и так далее считают себя вправе просто врать. Считают себя вправе просто брать вас, дорогие друзья-радиослушатели, на обыкновенное мелкое фу-фу, что называется. Рассчитывать на то, что вы документы не увидите, а если увидите, то не прочтете, если прочтете, то не поймете, а если не поймете, то не запомните. Вот, в этом, собственно, и заключается метод политического управления президента Путина и его команды. 

Многие говорили, что все это, на самом деле, сделано для прикрытия и, на самом деле, в последнюю секунду Путин все это отменит и так далее, и так далее. Он этого не отменит, потому что он презирает нас. Потому что к тем, кто способен прочесть этот документ, он вообще не обращается в своих речах. Вы для него не целевая группа – он через вашу голову разговаривает с другими людьми и работает на них. А ваше мнение, тех, кто способен это прочесть, способен это понять, способен это запомнить и способен оценить его вранье, ваше мнение его просто не интересует и на этом построена его власть и власть его команды. 

Это была программа «Суть событий». Я – Сергей Пархоменко. Всего хорошего, до будущей пятницы. До свидания. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий