МАНИФЕСТ СВОБОДНОЙ РОССИИ

НОВОСТИ, МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ О СОБЫТИЯХ В СТРАНЕ И МИРЕ


Координационный Совет российской оппозиции

http://www.kso-russia.org/

Радио Свобода

Башкирское общественное движение "Кук буре"

Алексей Навальный

Партия ЯБЛОКО

Эхо России

Собеседник.ру

Горячие интервью | Эхо Москвы

Новости - Новая Газета

воскресенье, 26 июня 2016 г.

КПРФ может начать подготовку к массовым акциям в защиту честных выборов

http://kommersant.ru/doc/3023366

КПРФ может начать подготовку к массовым акциям в защиту честных выборов


КПРФ может начать готовиться к проведению массовых акций в защиту честных выборов после единого дня голосования. Об этом говорится в проекте постановления съезда КПРФ, который открывается сегодня.
«Общероссийскому штабу по координации протестного движения, отделу ЦК КПРФ по рабочему, профсоюзному движению и связям с общественными организациями, первым секретарям комитетов региональных отделений КПРФ обеспечить подготовку к проведению массовых акций в защиту честных выборов в период после единого дня голосования»,— приводит ТАСС выдержку из проекта постановления.
17 июня на официальном портале правовой информации был опубликован указ президента о назначении на 18 сентября выборов в Госдуму. С этого дня стартует официальная избирательная кампания и начинается отсчет всех формальных процедур. Впрочем, партии и потенциальные кандидаты уже подводят промежуточные итоги подготовки к выборам.
Подробнее о старте избирательной кампании читайте в материале «Ъ» «В России объявлено избирательное положение».
Подробнее:
http://kommersant.ru/doc/3023366

Сноуден заявил о недопустимости принятия «пакета Яровой»

http://www.gazeta.ru/tech/news/2016/06/25/n_8807447.shtml

Сноуден заявил о недопустимости принятия «пакета Яровой»


Бывший сотрудник ЦРУ Эдвард Сноуден в своем твиттере выступил резко против принятия законов «пакета Яровой», также раскритиковав его положения как неэффективные.
«Массовая слежка не работает. Этот закон заберет деньги и свободу у каждого россиянина без какого-либо улучшения их безопасности. Он не должен быть подписан», — написал Сноуден.
По его словам, новый закон «Большого брата» является «неосуществимым и неоправданным нарушением прав» населения России.
Сноуден подчеркнул, что хранение в течении шести месяцев всех данных — это не просто опасно, но непрактично.
Ранее основатель мессенджера Telegram и социальной сети «ВКонтакте» Павел Дуров заявил об отказе выполнять требование так называемого антитеррористического закона депутата Ирины Яровой и сенатора Виктора Озерова.
Госдума в третьем, окончательном чтении приняла «пакет Яровой», в котором содержится положение, обязывающее интернет-сервисы предоставлять спецслужбам ключи для декодирования сообщений.
"Store 6 months of content" is not just dangerous, it's impractical. What is that, ~100PB of storage for even a tiny 50Gbps ISP?
Mass surveillance doesn't work. This bill will take money and liberty from every Russian without improving safety. It should not be signed.

суббота, 25 июня 2016 г.

Бородай оказался генерал-майором ФСБ, заместителем директора ФСБ

Информация к новости

http://sokrytoe.org/17611-terrorist-boroday-okazalsya-general-mayorom-fsb-zamestitelem-direktora-fsb.html

Террорист Бородай оказался генерал-майором ФСБ, заместителем директора ФСБ


Так называемый "премьер-министр" "Донецкой народной республики" ("ДНР") Александр Бородай, которого принято считать московским политтехнологом, на самом деле является одним из руководителей Федеральной службы безопасности (ФСБ).

Александр Юрьевич Бородай 47 лет (по легенде - род. 25 июля 1972 года) — российский журналист, политолог, генерал-майор ФСБ, с 16 мая 2014 года — премьер-министр самопровозглашенной Донецкой народной республики.

Реальный год рождения 1967 год.

Еще в 2002 году Правда.ру писала о Бородае как о воспитанике Александра Проханова, известного неосталиниста и идеолога путинизма.

Заместителем директора ФСБ России по информационной политике и спецпроектам назначен Александр Бородай. Он должен будет заниматься «организацией наиболее деликатных операций ФСБ на политическом поле». Об этом сообщило АПН со ссылкой на источник в президентских структурах.

пятница, 24 июня 2016 г.

ВЕРОЯТНО, ЭТО ЛУЧШАЯ СТАТЬЯ О ТОМ, ЧТО СЕЙЧАС ТВОРИТСЯ В РОССИИ

http://uacentr.com/full.php?id=425&_utl_t=fb
ВЕРОЯТНО, ЭТО ЛУЧШАЯ СТАТЬЯ О ТОМ, ЧТО СЕЙЧАС ТВОРИТСЯ В РОССИИ
Автор: /2016-05-14 16:10:27/ 73289

Кажется, я понял, что такое акция «Бессмертный полк». Это отражение чистой русской коллективной воли к смерти. И возникла она от непонимания своего места в мире и отсутствия сколько-нибудь объединяющего проекта будущего.
Война, которая закончилась тогда, страшнейшая из всех, была дана ныне живущим постсоветским людям в виде тщательно сконструированного мифа. В этом мифе нет страданий других народов, кроме советского. Как будто смерти людей делятся на «значимые» и «незначимые», на «наши» и «не наши». Как будто смерть условного «деда» в какой-то степени значительнее смерти еврейского мальчика в условной Треблинке. Как будто героизм восставших в варшавском гетто как-то отличается от героизма советских партизан.
В этом мифе не говорят о бытовой стороне войны — мародёрстве, воровстве, дезертирстве, доносах, заградотрядах. Этот миф отнимает у людей человеческое, ведь на войне каждый третий бросит оружие и убежит с поля боя. Потому что это живые люди, а война — это страх и смерть. И «человеческого» на войне всегда будет больше, чем геройства. Потому что, только увидев войну своими глазами, понимаешь, что она раскрывает худшие черты людей, а не лучшие.
В этом мифе не говорят о том, что предшествовало той войне. В этом мифе людоед Сталин, кинувший бревно в общеевропейский пожар ещё в 1939 году, выставлен героем. В этом мифе никто не говорит о том, что для СССР Вторая мировая во многом была гражданской, что в той войне русские воевали с русскими, что плечом к плечу с фашистами сражались власовцы, казаки и прочие, разведённые обрушившейся империей по разным углам, сыны одного народа. Вы даже не допускаете мысли, что пока империя держится, эта бессмысленная грызня будет продолжаться, и что единственный метод сохранить что-то реально важное — русскую культуру — состоит в разводе по государствам и по интересам. Как это было со всеми империями до вашей.
В этом мифе нет места существовавшей тогда идее о виновности народов. Нет никакой разницы между уничтожением евреев и депортацией народов внутри империи на основе коллективного вердикта о неведомой вине. Крымским татарам, чеченцам, дагестанцам, ингушам, украинцам повезло только в том, что их не убивали быстро — в лагерях. Их убивали медленно — на этапах.
В этом мифе о героической Красной армии нет истории о том, как эта армия, отступая, разрушала свои города и убивала своих людей. Бацилла гражданской войны легко позволяла им это делать. Вы ничего не знаете о том, как был сожжён Киев. Вы ничего не знаете о том, как в 1941 году была взорвана ДнепроГЭС. Как тщательно и бессердечно, отступая, советские начальники городили баррикады из человеческих костей убегающего вслед за ними их собственного народа. И с какой лихвой потом эти же «начальнички» утюжили эти же земли снова, когда их освобождали.
В чём был этот миф правдив? Пожалуй, в одном. В том, что наши родные выжили вопреки всем обстоятельствам. Но является ли это поводом для гордости? Особенно когда война на нашей земле развязана снова? Особенно когда вчерашний освободитель с непосредственностью маньяка превратился сегодня в оккупанта? И когда вы вчерашних «братьев» со сталинской прямотой и лихвой «назначаете» в фашисты? А ведь одного взгляда на карту боёв Второй мировой будет достаточно, чтобы понять, что у украинцев к фашизму есть прививка в виде семейной памяти о кровавом катке, который проехался по нашей земле взад-вперёд несколько раз с 1939-го по 1945-й.
Вы чествуете ветеранов, но вам сложно понять, что это такое — остаться «одним из выживших» на войне. Вам сложно понять, какая эта мука — жить с войной в голове, чтобы потом каждый раз перед глазами у вас стояли те, кого навсегда эта война забрала. Имя им — легион. Только они — мёртвые и нерождённые. А вы — живые.
Выходя с портерами ушедших, вы расписываетесь в собственной пустоте. Только человек с абсолютной пустотой внутри будет цепляться за мёртвых, сжимать в показном оскале скулы и снимать всё это палкой для селфи. Фиксация на прошлом, его экстраполяция на настоящее и будущее, солидаризация с мёртвыми в беззвучном пафосе и пустом самолюбовании — это и есть воля к смерти. Воля не думать, не знать, не брать на себя ответственность, не жить, в конце концов. Она же — воля прогибаться, ходить строем и этим самым строем избивать своих же, кто послабее.
Конечно, вы ничего не знаете и не хотите знать про то, как горе переживают другие. Вернее, как они минимизируют горе, а не приумножают его. Вы не знаете, что открытие европейских границ — это самая амбициозная попытка людей за всю их историю построить мир без войн. Вы только ржёте над этим. Вы не знаете, что такое убивать собственных тиранов и быть ответственными перед соседями за свои преступления. Вам претит сама мысль о раскаянии. Вам не выкапывали трупы ваших жертв, вам не знаком запах разложившегося тела. Но неужели вам всё это нужно, чтобы стать людьми в XXI веке? Неужели деды воевали зря?
Вы закрыты от знаний и сомнений. Вам удобно и комфортно жить в иллюзиях советских кинофильмов ровно потому, что вы ничего не способны дать реальному миру кроме вашей злобы, ненависти и захвата чужих земель.
Война — самое бессмысленное из человеческих дел, потому что она заканчивается своим полным отрицанием — миром. ХХ век приучил нас к тому, что цена мира это всегда компромисс, примат жизни над смертью и приумножение мирового порядка, а не хаоса.

Только вы ни черта из этого не поняли. Вы позволили своим обидам пересилить в вас людей. И нет на земле такого деда, который воевал и который простил бы вас за вас сегодняшних. Пишет: Константин БАТОЗСКИЙ

«Пакет Яровой» убивает интернет-компании и покушается на частную жизнь. И вот почему

https://meduza.io/feature/2016/06/24/paket-yarovoy-ubivaet-internet-kompanii-i-pokushaetsya-na-chastnuyu-zhizn-i-vot-pochemu

«Пакет Яровой» убивает интернет-компании и покушается на частную жизнь. И вот почему


Госдума приняла так называемый «антитеррористический пакет», существенная часть которого посвящена интернету. Согласно документу, операторы связи и «организаторы распространения информации» должны в течение полугода хранить вообще всю переданную информацию, то есть и записи телефонных звонков, и содержание смс-сообщений. В течение трех лет они также обязаны хранить сведения о переданных данных. Наконец, компании должны помочь ФСБ расшифровать весь трафик. Против нового закона выступили крупнейшие российские интернет-компании — Mail.ru и «Яндекс», — а также профильные ассоциации РАЭК и РОЦИТ и даже рабочая группа «Связь и ИТ» при правительстве России. «Медуза» рассказывает, почему этот закон не просто невыполним, но и наносит удар как по простым пользователям интернета, так и по интернет-компаниям.

Дорого

Закон предписывает операторам связи и «организаторам распространения информации» (ими могут быть признаны любые сайты; реестр ведет Роскомнадзор) хранить все данные, переданные пользователями. Это гигантский объем данных: все производители мира должны работать только на Россию в течение семи лет, чтобы создать столько инфраструктуры для хранения и обработки такого объема информации.
Есть и другая проблема: в центральной части России просто нет достаточного количества электроэнергии для питания дата-центров, которые еще даже не построены. При этом в России такие системы не производятся, то есть деньги на их закупку пойдут за рубеж.
Экспертная оценка затрат на постройку инфраструктуры — более чем пять триллионов рублей. Для сравнения, доходы федерального бюджета России в 2015 году составили 13,7 триллиона рублей. В законе говорится, что для внедрения закона не потребуется государственных денег, но это не так: ведомствам придется закупать как минимум кабели для передачи данных (поскольку кабели, которые есть сейчас, не справятся с тем объемом информации, что предлагается хранить законом).
Кроме того, государство рискует потерять доходы, которые оно получает с интернет-компаний. Сейчас они платят налог на прибыль, но с внедрением закона могут стать убыточными, поскольку им придется тратить десятки и сотни миллиардов рублей на закупку оборудования.  
Дата-центр «Яндекса»
Фото: «Яндекс»

Глупо

Новый закон предписывает всем «организаторам распространения информации», которые используют «дополнительное кодирование» электронных сообщений, предоставлять в ФСБ информацию, позволяющую «декодировать» все, что потребуется. Нужно понимать, что кодируется вообще вся информация в интернете. Любой текст, любая картинка, переданная по электронной почте, кодируется по стандарту MIME. Нужно ли предоставлять ФСБ информацию о принципах его работы?
Если говорить о шифровании, сейчас в интернете почти половина трафика зашифрована, и этот объем растет. Причем в большинстве случаев «организаторы распространения информации» не имеют ключей для расшифровки — так обеспечивается приватность в интернете. К примеру, при использовании протокола HTTPS ключи шифрования хранить нельзя технически. Этот протокол используется на огромном количестве сайтов, в том числе на «Госуслугах», то есть закон блокирует работу ресурса для взаимодействия россиян и государства.
Как быть с финансовыми системами, тоже неясно. Система обмена транзакциями SWIFT не использует российские алгоритмы шифрования, но с ней работают почти все банки мира, в том числе российские. Платежные системы обязаны соблюдать стандарт PCI DSS — он не предусматривает раскрытия ключей шифрования, как того требует закон.
Для исполнения закона придется придумать новые методы шифрования, которые должны при этом каким-то образом работать с существующими, потому что иностранные компании не станут поддерживать эти технологии. Впрочем, в любом случае их еще нет. Но даже если удастся создать некий центр хранения всех ключей шифрования, это сделает всю систему уязвимой, поскольку она станет желанной целью для хакеров — ведь с помощью этих ключей гипотетически можно расшифровать любое российское сообщение.
Новый закон также нарушает право граждан России на тайну переписки, гарантированную Конституцией. Это право может быть нарушено только по решению суда, однако «пакет Яровой» требует, чтобы правоохранительные органы имели доступ ко всем данным без санкции суда. Сейчас большинство мессенджеров использует шифрование, и это важное конкурентное преимущество, поскольку пользователи заинтересованы в сохранности своей переписки. Новый закон лишит любой российский продукт конкурентоспособности. Что будут делать в этой ситуации зарубежные компании, неясно. Они могут просто уйти с российского рынка.
Текст основан на заявлениях «Яндекса», Mail.ru (они считаются «операторами распространения информации»), Российской ассоциации электронных коммуникаций и Регионального общественного центра интернет-технологий(позиционирующих себя как связующее звено между интернетом и государством), а также рабочей группы «Связь и ИТ» при правительстве России. 

Александр Сокуров: "С Ириной Яровой взглядом встретиться опасно. Чудятся лагерь, колония"


http://philologist.livejournal.com/8548684.html

Александр Сокуров: "С Ириной Яровой взглядом встретиться опасно. Чудятся лагерь, колония"

Интервью кинорежиссера Александра Сокурова Татьяне Москвиной («Аргументы Недели»)

– Мы с вами находимся на «Ленфильме», у него славное прошлое, а есть ли будущее? 

Культура – не река, это повозка, ишачок или лошадка должны её везти, а вот сесть туда может кто угодно. Пока у «Ленфильма» не будет мощного руководителя, который возьмёт на себя ответственность за формирование художественных критериев, который будет биться за поколение молодых, – ничего и не будет. И в разговоре с государством ему придётся возвысить свой голос, правда, часто этот возвысившийся голос ничего не решает. Бывая на разных совещаниях по культуре, где присутствует глава страны или правительства, я в основном вижу макушки и затылки. Деятели культуры сидят, опустив голову. Молчат, люди мудрые. Я много раз выступал и видел, что это было абсолютно неуместно, бесполезно. Когда-то у нас были большие писатели, которые могли сходить в будущее человечества и вернуться обратно, – как Достоевский, как Томас Манн. А сейчас нам Стив Джобс указывает, что там впереди, создавая всякие штучки, но он-то сам не знал, куда идти, он «фонарики» изобретал, освещающие путь разве на полметра. Но если и появится большой писатель, кто его будет читать? Люди любят картинки, картинки, картинки. А кинорежиссёры плохо образованны, глупы и продажны. В визуальном мире постоянно строятся времяночки – максимум на 3–4 года. А то и на ближайшие субботу-воскресенье, потому что в следующие субботу-воскресенье это смотреть уже невозможно.


Автор фото: ИТАР-ТАСС/Юрий Смитюк.

– Если бы вы вдруг стали министром культуры, что бы вы сделали сразу и немедленно? 

Я к власти отношусь серьёзно. Поэтому первое, что надо бы сделать, – это создать систему, которая будет ясна и понятна всем, ради кого Министерство культуры существует. С идеальной отзывчивостью, с простой связью с людьми, лишённой признаков двусмысленности в идеологическом или коррупционном плане. Министр культуры в моём представлении – это человек, который на основании Конституции создаёт систему, позволяющую реализовать конституционные нормы, а не «управлять культурой». Второе – это защита интересов молодых людей, приходящих работать в область культуры. Допуск молодых людей к практической деятельности. Тут есть чему, кстати, поучиться у советской системы. Я бы отменил плату за обучение в художественных вузах, мне это кажется неконституционным – таким образом создаётся ведь имущественный ценз. Сегодня ни Шукшин, ни я не могли бы получить высшее образование. Должно быть увеличено финансирование культурной деятельности в малых и совсем маленьких городах. Когда я приезжаю к маме в Ставропольский край, вижу угасание местной инфраструктуры. Молодёжи много, но нет форм работы с ней. Все ждут: когда уйдёт в армию. Потом ждут: вернётся ли из неё?

– У нас зачастую или отрицают власть, или холопствуют. А есть ли разумная середина? 

Вот Наполеон. Убийца, разбойник – так говорили поначалу. А кто он сейчас? Великий исторический деятель. Менее двух десятков лет пройдёт – не будет ли того же самого с Гитлером? Всё это сложнейшие вопросы. Я смотрю на этих персонажей с точки зрения развития или деградации мужского характера. У меня были длительные серьёзные отношения с Ельциным, и многое я понял, наблюдая за ним. У меня стало другое представление о том, как совершаются масштабные властные дела и где чья ответственность. Ответственность! Люди не в состоянии брать её на себя и с удовольствием сбрасывают на чьи-то плечи. На властителях лежит, может, одна треть – всё остальное на людях, на обществе. Тот же Гитлер далеко не все решения принимал сам, он что-то одобрял, чего-то не знал, на что-то кивал – а структурно, шаг за шагом, его политику отрабатывали тысячи людей! То же и у нас при Сталине. И сейчас я вижу целый процесс, шаг за шагом, день ото дня. Говорят: вот были бы женщины у власти, а я смотрю на тех женщин, что сейчас во власти, и думаю – упаси боже. Женщина-депутат пресекает усыновление детей из-за политического принципа! Что это такое? Или смотришь на эту женщину, с такой партизанской, комиссарской фамилией.

– Яровая? 

С ней, по-моему, взглядом встретиться опасно. Чудятся лагерь, колония. Вот в Ельцине жестокосердия не было – крупный большой мужчина, он был незлобив и незлопамятен.

– А вы не хотели снять фильм про Путина? 

Я с ним знаком, мы много раз встречались, но у меня пока что сердечного контакта с ним нет, да и потом я же не записывался в государственные кремлёвские биографы! Моя тетралогия о власти снята, там всё понятно, и не зря же «Фауста» финансировал Владимир Владимирович. Меня удивила профессиональность его подхода – он смотрел режиссёрский сценарий, смотрел пробы, и сквозным вопросом было только то, почему фильм на немецком языке. Я не понимаю, почему он мне помог, я никогда не являлся его политическим сторонником и был изумлён чрезвычайно.

– Загадочный он человек, герметичный… 

Может быть, он герметичен, потому что несчастлив? Быть у власти – тяжело, столько вокруг крутится безумцев, предателей, подлецов, все жу-жу-жу. Как ими управлять, как им доверять? И чем выше власть, тем больше кругом мерзавцев.

– А был ли когда-нибудь у власти счастливый человек? Вот, наверное, Брежнев был счастливый человек. 

Не знаю, но тогда же была внутренняя уверенность, были результаты, они же видели результаты, коммунисты. Когда страна на подъёме, когда есть такое количество образованных людей, когда есть на самом деле единство страны (небольшое число несогласных погоды не делали). Когда ты, как государство, владеешь Толстым, Чеховым, Маяковским, Чайковским, Прокофьевым, Шостаковичем, когда по всей стране равное и бесплатное образование, развитие библиотечного дела, огромные тиражи книг, везде филармонии, везде театры, везде крупные киностудии – у них была полная витрина результатов! У армии есть всё, что надо, полезные ископаемые – сколько угодно, и ещё достанем со дна морского.

– А что же, такая была прекрасная империя – и вдруг… 

Когда я говорил Галине Павловне Вишневской: «Какая вы красивая!» – она обычно отвечала: «Жрать надо меньше». Много жрали, не буквально, в переносном смысле. Всё дошло до какого-то своего предела и стало деградировать. В политике разошлись со всем миром, потом – ошибки с экспортом революции, когда коммунисты хотели, чтобы у них купили их образ жизни.

– Сейчас этим американцы занимаются. 

Пока не лопнули.

– Вы думаете, Америка лопнет? 

Лопнет обязательно. Когда уже нечего будет предлагать, кроме кинематографа. Понятно, что без них можно прекрасно обойтись – скажем, на арабском Востоке, где они создали полную анархию. И когда Путин сопротивляется, он правильно сопротивляется.

– Мало кто из деятелей культуры поддерживает градозащитное движение, берегут себя люди, а вы в Петербурге это делаете постоянно. Что-то получается? 

Процентов на 45 мы побеждаем, и это могут быть большие содержательные победы, но тенденцию изменить пока не удаётся – это сносы, уплотнительная застройка, сужение общественных пространств, когда под личные интересы занимаются улицы, проезды, берега. Как-то Петербург не очень дорог ни руководству города, ни архитекторам. Я был идеалист, думал – архитекторы наши союзники, а они – одни из тех главных, кто приносит вред городу. Они не облагораживают заказчиков, все ими управляют, их нагибают, принуждают. Нет ни одного архитектора в городе, который был бы авторитетом для застройщиков. Но как они красиво говорят, наши архитекторы! Все в прекрасных, как правило, серых костюмах. Свежие отглаженные накрахмаленные сорочки (тут вот пожалеешь, что у тебя нет жены!).

Пахнут дорогими одеколонами. Хорошо начищенные ботинки. Все они профессора, академики, у них ученики, студенты, ну просто пасть ниц! Но как только посмотришь, что он сделал, какую он кучу навалил в публичном месте, думаешь – боже мой, сколько ж ты съел, если столько после тебя остаётся. Заканчивается заседание совета по наследию, все облегчённо вздыхают. «Конечно, вы правы, – говорит один архитектор в сером костюме, подходя ко мне, – но если я сейчас выступлю против его проекта, он же потом против моего выступит!» И вот они носятся по городу, как стая якобы голодных волков и везде выгрызают себе куски и всегда находят себе оправдание. Никакого уважения к традиции, поразительные люди – всё начинают с нуля, то есть с самих себя.

http://argumenti.ru/culture/n544/453511

Керри обещал Путину сто тысяч трупов его военных в случае вторжения в Мариполь

http://www.technosotnya.com/2016/06/Kerri-obeshhal-Putinu-sto-tysjach-trupov-ego-voennyh-v-sluchae-vtorzhenija-v-Maripol.html


Всплыла информация из встречи Путина с Керри ровно год назад. При этом эксперт ссылается на собственный высокопоставленный источник в одном из силовых ведомств РФ.

"...Мистер Путин, забудьте такое слово - "Мариуполь". Войдете туда - там будут некоторые отдельные американские военные. Будет атака на них - будет прецедент - первый раз, за всю историю, российские военные будут атаковать американских военных. Мощь США будет сзади. Не спереди, а сзади, - передает Рабинович содеражание личной беседы Керри с Путиным. - Мы уложим в гроб сто тысяч ваших солдат и офицеров, поставим Украине новейшее летальное оружие, введем самые жесткие санкции и отключим SWIFT. И на этот раз я не шучу. Мы сделаем это", - сообщает Bagnet 

понедельник, 20 июня 2016 г.

СМИ узнали о связи российских футбольных фанатов с Кремлем

https://slon.ru/posts/69646 1

998 112 ЕВРО-2016
 СМИ узнали о связи российских футбольных фанатов с Кремлем 


 18 июня, 23:15 40 060 просмотров Продолжение: Кремль прокомментировал публикацию о связи с устроившими беспорядки болельщиками https://slon.ru/posts/69656

  Хулиганства, устроенные российскими фанатами на Евро-2016, могут быть санкционированы Кремлем и связаны с президентом России Владимиром Путиным. Об этом пишет The Guardian со ссылкой на высокопоставленных чиновников Великобритании. По данным газеты, значительное число фанатов, вовлеченных в потасовки с английскими фанатами, были идентифицированы как работники «силовых структур» в России. Источники считают, что поощряя хулиганство во Франции во время футбольных матчей, Путин продолжает «гибридную войну» против других стран. Глава британской полиции на Евро-2016 Марк Робертс рассказал, что атаки были самыми серьезными и скоординированными за последние 10 лет. Он также сообщил, что британские сыщики видели в арсенале у 150 российских фанатов боксерские капы, перчатки без пальцев и банданы. Беспорядки начались в Марселе накануне матча английской и российской сборных и продолжились после него. В итоге УЕФА наложил на российскую сборную условную дисквалификацию, предполагающую, что сборную могут отстранить от чемпионата в случае повторения нарушений. Несмотря на это, в ходе матче со Словакией 15 июня один из россиян зажег на трибуне файер, но УЕФА пообещал не рассматривать это как повод для дисквалификации. Всего в Лилле были задержаны девять граждан России. Еще троих российских болельщиков суд приговорил к срокам от одного до двух лет лишения свободы. За участие в беспорядках Франция уже вернула в Россию более 20 россиян.

Когда сказали, что изнасилуют, я подписал пустые протоколы»

http://www.novayagazeta.ru/society/73506.html


«Когда сказали, что изнасилуют, я подписал пустые протоколы»

Члены СПЧ встретились с «участниками бандподполья» в Кабардино-Балкарии

СИЗО-1 Нальчика. Фото: zapravakbr.ru
Не так давно начальник управления ФСБ по Кабардино-Балкарской Республике (КБР) Олег Усов сообщил (его слова приводит ТАСС): «За два года ФСБ провела в Кабардино-Балкарии 306 специальных и оперативно-разыскных мероприятий и 27 контртеррористических операций. Уничтожено 94 члена НВФ и задержано 135 пособников бандподполья. Обнаружено 16 баз НВФ, 65 тайников и схронов с оружием, изъято и обезврежено 67 самодельных взрывных устройств, уничтожено семь подпольных лабораторий по изготовлению оружия. Перекрыто шесть каналов поставки в республику оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, 12 источников финансирования НВФ».
А теперь более конкретно о некоторых арестованных из так называемых НВФ, о которых говорил начальник управления ФСБ по КБР.

«ГОТОВЬТЕСЬ, БУДЕТ «БАРБЕКЮ»

В Нальчике, на приеме граждан, к членам Совета обратились матери и адвокаты жителей Кабардино-Балкарии, которых обвиняют в организации незаконных вооруженных формирований, в насильственном захвате власти, в незаконном хранении и приобретении оружия. Все арестованные, с которыми мы встретились в СИЗО-1 г. Нальчика, заявили, что сознались в преступлениях потому, что их пытали.
Алим Султанов (1992 г.р.): «15 апреля 2016 года около 7—8 часов утра, после того как меня завели в здание ФСБ, мне начали угрожать расправой, пытками сексуального характера, током на зубы и половые органы. Требовали дать признательные показания. После моего отказа мне надели пакет на голову, вследствие чего я начал постепенно задыхаться. Меня повели в подвал, в котором, как я понял, находится стрельбище. В подвале сняли наручники, связали руки и ноги скотчем, положили животом на пол. Я их попросил остановиться. Они ответили: «Раз досюда нас довел, то уже по-любому получишь».

Султанов Алим. Кадры местного выпуска программы «Вести». Смотреть сюжет
Завязали на пальцы влажную тряпку и прикрепили к ним провода. Я сказал, что все подпишу. Они говорили: «Ты ездил в Турцию и перебежал границу с Сирией, после чего направился в лагерь для подготовки и находился в нем в течение двух недель, из вооружения имел при себе гранату». На что я дал свое согласие. Документы я потом подписывал в кабинете, и там же они сняли меня на видео. Когда я уже был в СИЗО, то отказался от признания. Я стоматолог. Окончил институт. До ареста проходил стажировку в медклинике».
Кантемир Желдашев (1994 г.р.): «Проводив подругу домой на проспект Ленина (г. Нальчик), я попрощался и пошел в сторону рынка. У магазина «Незнайка» подлетела машина ВАЗ-21014 белого цвета, из нее выбежали четыре человека в камуфляжной форме, в масках, с оружием. Уронили меня на землю и начали обыскивать, потом быстро подняли и закинули в машину. В машине надели на голову вывернутую маску одного из них. Меня спросили, есть ли у меня что-то противозаконное, я ответил, что нет и никогда не было. Я стал объяснять, что я добропорядочный гражданин и что они, может, ошиблись. Они начали бить меня по голове. Один спросил меня: «Кантемир — ты?» Я ответил, что да. «Тогда мы по адресу». Другой натянул капюшон мне на маску и замотал скотчем. По дороге они задавали вопросы про какой-то «Джамаат» и «НВФ» и продолжали бить по голове. Несколько раз машина останавливалась, и они выходили перекурить. После одного такого перекура они сказали, что посовещались и решили меня не убивать из-за моего возраста (Кантемиру Желдашеву 22 года. — Е. М.). Пока ехали, один кому-то позвонил и сказал: «Готовьтесь, будет «барбекю».
Я сразу все понял. Мне было тяжело дышать, и я попросил, чтобы они сняли капюшон. Они сняли, и я стал видеть через маску, но не очень хорошо. Мы ехали по каким-то спускам, потом подъехали к чему-то, открылись ворота, мы заехали во двор. Когда мы вошли в здание, меня закинули в кабинет на первом этаже, положили на какой-то мягкий материал, типа пляжного матраса, подцепили к мизинцам провода-кольца и начали бить током, ругаясь матом. Было очень больно. В процессе пытки меня заставили оговорить Мисхожева, Балкарова, Шогенова, Кипшиева, Жугова, Текушева, Карова, Гугова и себя. Я все подписал.
Потом мне в руку положили круглый предмет и сказали, чтобы я запомнил, что за вещи будут изымать у меня из куртки и из пакета. Вывезли на улицу Осетинская, в сквер, положили меня под елку. Люди в масках сказали, чтоб я даже не думал убегать, так как сразу будут открывать огонь. Когда приехали дознаватели, у меня изъяли гранату РГД-5 и УЗРГМ-2 из правого кармана куртки, куда они ее сами и положили. Нашли целлофановый пакет с 19-ю патронами, дюбелями и селитрой, то есть деталями для изготовления взрывных устройств, который я якобы там спрятал, хотя место под елкой хорошо просматривается. У меня спросили: «Это твое?» Я ответил, что да, так как боялся за свою жизнь. Потом люди в масках посадили меня в свою машину ВАЗ белого цвета и повезли во 2-й ОВД Нальчика. Там меня завели в комнату, где сотрудник 2-го отдела сделала смыв с рук, затем дали CD-диск и сказали, чтобы я на нем оставил отпечатки пальцев. Потом завели в большой зал, дали бумаги и сказали, что адвокат, который сейчас придет, мне ничем помочь не сможет, поэтому лучше мне расписаться в бумагах. Я расписался. В сквере, где у меня якобы изъяли гранату и другие запрещенные предметы, понятых не было. Дознаватель все это оформил у себя в кабинете, а ознакомившись затем с материалами уголовного дела, я увидел, что понятые якобы при этом присутствовали, все по закону.
В СИЗО-1 Нальчика я сижу уже два года, хотя я ни в чем не виноват, а стал жертвой беспредела. Прошу привлечь всех лиц, принимавших участие в пытках, и возбудить уголовное дело о недозволенных методах дознания».
Мама Кантемира, Желдашева Наталья Хагасова, сразу после задержания сына пошла к администрации рынка и попросила показать ей камеры видеонаблюдения с улицы Толстого, где задержали сына. «На записях с камер, — рассказывает Наталья, — четко видно, как сын передвигается по улице в направлении остановки. Потом около него останавливается белая машина, из нее выскакивают люди, закидывают его в машину и увозят в неизвестном направлении. Эту видеозапись мой адвокат приложил к материалам дела, но следователь никакого значения этому не придал. А это является доказательством, что мой сын  был похищен в 21.40 16 апреля, а не задержан в 4 утра 17 апреля, как указано в протоколе задержания». По словам матери, ее сына после задержания «доставили в здание бывшего  6-го отдела, где и пытали».
Османов Ислам (1990 г.р.): «Меня задержали 3 февраля 2016 года. Был доставлен в Чегемское ОМВД, где примерно в течение четырех часов били током. Провода подключали к пальцам рук и одновременно обливали руки холодной водой. На голове был полиэтиленовый пакет».
По словам Османова, к нему в СИЗО Нальчика приходил сотрудник ЦПЭ МВД (Центр противодействия экстремизму), примерно 35 лет, кабардинец по национальности, и угрожал, что посадит его братьев, если Османов откажется от досудебного соглашения. А 1 июня тот же сотрудник из ЦПЭ МВД вместе с людьми в масках забрали Османова из СИЗО-1 Нальчика и перевезли в СИЗО-1 Черкесска, где сейчас он содержится в одиночной камере. 
Афаунов Тахир (1981 г.р.): «Задержали 28 сентября 2014 года. Привезли в центр «Э». Пытали током. Подключали провода к пальцам рук. Целлофановый пакет надели еще дома, душили по дороге. Били по почкам. Все были в масках. Я дал признательные показания. Оклеветал себя. Я боялся за свою жизнь».
Абазов Ахмед (1992 г.р.): «Задержали меня 18 июня 2015 года в г. Баксане (КБР). Якобы у меня была граната и патроны. Надели пакет на голову, душили, ток присоединяли к рукам, ногам. Граната, которую у меня якобы нашли 18 июня, 16 июня нашли у другого арестованного — у Залима Гатальского».
Балкаров Ахмед (1992 г.р.): «Меня задержали 10 января 2014 года. Надели пакет на голову и отвезли в 6-й отдел ЦПЭ МВД. Там пытали током. Присоединяли провода к рукам, к пояснице, к ногам, засовывали провода в нос. Угрожали убить якобы при попытке к бегству. Я дал признательные показания. Госадвокат сказал, чтобы я все подписал. Затем я отказался от показаний».
Мама Ахмеда, Арина Балкарова, в письме на имя председателя СПЧ описывает, как искала сына: «Телефон сына не отвечал. Я много раз звонила. Учитывая, что мой сын религиозен, делает намаз, я подумала, что сына вместе с его другом могли задержать сотрудники правоохранительных органов. В нашей республике, к сожалению, на сегодняшний день доставление мусульман в отделы внутренних дел без всяких причин — это норма. Мы с мамой друга сына поехали к зданию бывшего 6-го отдела в Долинске (курортная зона Нальчика. — Е. М.). К нам вышли два человека в военной форме без масок и сказали, что у них нет наших сыновей. При этом они говорили нам это с ухмылкой, было видно, что они говорят неправду. Мы не уходили. Примерно около 21 часа мы услышали истошные крики наших сыновей. Мы стали стучать в ворота. Вышли опять эти двое и, издевательски смеясь, сказали, что мы не там ищем наших детей».
Шогенов Ислам (1994 г.р.): «Меня задержали 11 января 2014 года. Привезли в здание ЦПЭ МВД. У меня был пакет на голове. Били в пах, по ногам, рукам. Потом сказали, что нужно «принести ускоритель». Это был ток. Провода прикрепили к ногам, к рукам. Спросили: «Знаешь, сколько букв в алфавите? Давай считай!» Два-три часа продолжалась пытка током. Готов был подписать любые документы. Вызвали «скорую», мне было плохо. Медэксперт сделал заключение, что пытали током».
 
Ислам Шогенов. На лице следы пыток. Справа — спустя неделю после перевода в СИЗО
Родственники Шогенова неоднократно обращались с заявлениями в Следственный комитет и прокуратуру по поводу незаконных действий полиции, в том числе в связи с применением пыток против Ислама Шогенова в первые сутки задержания. Однако СК всякий раз отказывал в возбуждении уголовного дела, несмотря на наличие судебно-медицинской экспертизы, где указаны телесные повреждения Шогенова, в том числе полученные и от применения электротока.
Жугов Руслан (1993 г.р.): «Я был задержан 27 ноября 2015 года, якобы потому что у меня была граната. А гранату они мне сами подложили. На допросе, который длился часа два, применялся электрический ток. Провода присоединяли к пальцам ног. Вопросы задавали: «Почему в мечеть ходишь, почему борода?»
Текужев Заур (1985 г.р.): «Задержали меня 11 июля 2014 года. Около 13 часов дня я шел по улице Фанзиева в мечеть. Ко мне подъехала белая автомашина ВАЗ-2114, номер 098, буквы не помню. Оттуда выбежали четыре человека, трое были в камуфляжной форме, а один в гражданке. Все они были в черных масках. Они сбили меня с ног и отняли сумку-барсетку. В ней лежал коврик для намаза и всякая бытовая мелочь. Дальше мне закрыли лицо. Что делали с моей сумкой, я не видел. Потом появились понятые. Мне открыли лицо, я увидел, что на земле лежит мой коврик для намаза, а на нем граната. Меня посадили в машину, надели на голову несколько целлофановых пакетов. Привезли в какое-то здание. Там били по позвоночнику, душили, откуда-то вытащили гранату, всунули мне в руку. По их версии, я шел в мечеть с гранатой. Потом пытали током. Два раза аппаратура ломалась. Когда стянули штаны и сказали, что изнасилуют, я подписал пустые протоколы».
Из заявления Арины Балкаровой, мамы Ахмеда Балкарова, на имя председателя СПЧ: «…С периодичностью 2—3 месяца сотрудники полиции похищали ребят из микрорайона «Исхож» (район нашего проживания в Нальчике). Предъявили кучу вымышленных статей и просто объединили их в бандформирование. Ребята все разных возрастов, есть те, которые никогда друг с другом не общались. За время следствия один из похищенных умер».
Всего по «исхожскому делу» арестовано десять человек. Их обвиняют по ст. 222 (незаконное приобретение, хранение оружия), ст. 208 (организация незаконного вооруженного формирования), ст. 278 (насильственный захват власти). А Жугова, Текужева, Балкарова еще и по ст. 244 (надругательство над трупами). По версии следствия, в октябре 2013 года ночью трое молодых людей вскрыли могилу «убитого в результате спецоперации участника вооруженного подполья», который был похоронен родителями по христианским обычаям. И перезахоронили его за оградой кладбища уже по мусульманским традициям.
Руслан Жугов во время нашей встречи в СИЗО-1 Нальчика признался, что перезахоранивал труп друга, поскольку, как утверждает Жугов, умерший при жизни принял ислам, и поэтому похоронен он должен быть согласно этой вере. Остальные обвинения  Жугов не признает и жалуется на избиения в стенах изолятора и водворение в карцер за ношение бороды. «В СИЗО сотрудники сильно матерились. Это было 14 января. Я попросил их не материться. Это их сильно разозлило. Они положили меня на пол, били дубинкой по ягодицам. Двое били, двое держали. Было 4 подхода по десять раз… Майор Макаев, он отвечает за режим в СИЗО, заставил  написать, что претензий нет. Майор Плиев сказал, что надо еще избивать».
После того как Руслан Жугов рассказал нам об избиениях в СИЗО, мы попросили арестанта показать нам документы по его делу. Жугов ответил, что они в камере. Когда Жугов вернулся с бумагами, то сообщил, что сопровождающий его сотрудник сказал ему: «Вечером тебя ждет ток». На имя  председателя СПЧ Михаила Федотова Руслан Жугов написал заявление: «Просьба оказать помощь в связи с применением ко мне насилия и спецсредств в СИЗО-1  г. Нальчика. Прошу обеспечить мне безопасность, так как мне угрожают сотрудники СИЗО».
В апреле этого года в СПЧ уже обращались родственники заключенных СИЗО-1 по поводу систематических избиений, оскорблений и унижений арестантов сотрудниками изолятора. В обращении названы фамилии сотрудников: Вадим Макоев, Тимур Блиев, Азамат Абидов. «Неоднократные жалобы на многочисленные правонарушения не уходят из изолятора. За жалобы на сотрудников угрожают физической расправой, водворяют в карцер по надуманным нарушениям. После очередного жестокого избиения Жугова Руслана и Сундукова Алима в СИЗО объявили массовую голодовку, но акция протеста не возымела никакого эффекта. Доведенные до отчаяния, заключенные вынуждены были пойти на крайние меры: в ночь с 10 на 11 апреля около 30 заключенных СИЗО вскрыли вены на руках (по информации начальника СИЗО, вскрывшихся было семь человек. — Е. М.)».

«СКАЖЕМ, ЧТО ОТВЕТНЫМ ОГНЕМ БЫЛ УНИЧТОЖЕН…»

26 января 2016 года в Нальчике на ул. Калинина в машине были задержаны Руслан Эфендиев, Артур Теппеев и Руслан Буттаев. По версии следствия, житель КБР Роберт Занкишиев в апреле 2015 года создал на территории КБР структурное подразделение террористической организации «Исламское государство» (запрещена в РФ) и провозгласил себя руководителем. Артуру Теппееву (1985 г.р.) якобы было предложено участвовать в деятельности группы. Он должен был собирать информацию о материально обеспеченных людях республики с тем, чтобы в дальнейшем вымогать у них деньги, необходимые для нужд подразделения, а также хранить боеприпасы. По версии следствия, Теппеев передал информацию о трех богатых людях республики и получил на хранение ручную осколочную гранату РГН, снаряженную бризантным взрывным веществом, и промышленно изготовленное взрывное устройство — взрыватель УДЗ, а также 20 патронов 5,45 мм. Теппеев говорит, что сознался в этих деяниях под пытками: «Мне надели пакет на голову. Отвезли в Чегемский ЦПЭ МВД. Пытали с 18 часов до 4 утра. Били ногами по голове, спине, ребрам. Потом присоединяли ток к пальцам рук и ног. Угрожали изнасиловать и снять на видео». Позднее Артур Теппеев отказался от своих признательных показаний, сказав, что давал их в результате применения к нему незаконных мер.
При посещении ИВС Нальчика членами СПЧ были обнаружены записи о наличии телесных повреждений у Артура Теппеева. Кроме того, по результатам проведенного судебно-медицинского освидетельствования эксперт сделал вывод, что «наличие кровоподтеков лица, левой лопаточной, межлопаточной и подлопаточной областей, левой и правой подреберной и поясничной областей не могли возникнуть при падении из положения лежа. Такие телесные повреждения невозможно причинить себе самостоятельно».
Буттаев Руслан (1988 г.р.), по версии следствия, при задержании имел гранату. «Когда нас вытащили и бросили на землю, то несколько раз ударили, выражались нецензурной бранью, — рассказывает Руслан Буттаев. — На мой вопрос: что происходит и возможно, нас с кем-то перепутали, они меня ударили и сказали: «Ты скоро поймешь, что происходит». После чего один расстегнул на мне куртку и что-то начал засовывать во внутренний карман. Потом при понятых вытащили этот предмет из моего кармана. Это оказалась граната. Нас повезли в Чегемский ЦПЭ, где били ногами  в пах, по спине и бедрам. Затем подключили ток. Это продолжалось минимум часов пять. Когда били током, я два раза терял сознание. Когда приходил в себя, слышал, как они разговаривают. Один сказал: «Он не дышит, он сдох». На что другой ответил: «Ничего страшного, выбросим в лесу, положим в руку пистолет и скажем, что ответным огнем был уничтожен». Когда меня привезли в ИВС, то врач спросила, откуда у меня синяки. Тогда  человек в маске, из тех, кто меня бил, сказал, обращаясь ко мне: «Почему ты не говоришь, что у тебя эти синяки от штанги, ты же занимаешься штангой?» На что врач ответила, что такие синяки от штанги не бывают».
В судебно-медицинском заключении относительно телесных повреждений Буттаева сказано: «Самостоятельно, при помощи рук и ног, Буттаев причинить телесные повреждения себе не мог, на что указывает распо

«Когда сказали, что изнасилуют, я подписал пустые протоколы»

Члены СПЧ встретились с «участниками бандподполья» в Кабардино-Балкарии

СИЗО-1 Нальчика. Фото: zapravakbr.ru
Не так давно начальник управления ФСБ по Кабардино-Балкарской Республике (КБР) Олег Усов сообщил (его слова приводит ТАСС): «За два года ФСБ провела в Кабардино-Балкарии 306 специальных и оперативно-разыскных мероприятий и 27 контртеррористических операций. Уничтожено 94 члена НВФ и задержано 135 пособников бандподполья. Обнаружено 16 баз НВФ, 65 тайников и схронов с оружием, изъято и обезврежено 67 самодельных взрывных устройств, уничтожено семь подпольных лабораторий по изготовлению оружия. Перекрыто шесть каналов поставки в республику оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, 12 источников финансирования НВФ».
А теперь более конкретно о некоторых арестованных из так называемых НВФ, о которых говорил начальник управления ФСБ по КБР.

«ГОТОВЬТЕСЬ, БУДЕТ «БАРБЕКЮ»

В Нальчике, на приеме граждан, к членам Совета обратились матери и адвокаты жителей Кабардино-Балкарии, которых обвиняют в организации незаконных вооруженных формирований, в насильственном захвате власти, в незаконном хранении и приобретении оружия. Все арестованные, с которыми мы встретились в СИЗО-1 г. Нальчика, заявили, что сознались в преступлениях потому, что их пытали.
Алим Султанов (1992 г.р.): «15 апреля 2016 года около 7—8 часов утра, после того как меня завели в здание ФСБ, мне начали угрожать расправой, пытками сексуального характера, током на зубы и половые органы. Требовали дать признательные показания. После моего отказа мне надели пакет на голову, вследствие чего я начал постепенно задыхаться. Меня повели в подвал, в котором, как я понял, находится стрельбище. В подвале сняли наручники, связали руки и ноги скотчем, положили животом на пол. Я их попросил остановиться. Они ответили: «Раз досюда нас довел, то уже по-любому получишь».

Султанов Алим. Кадры местного выпуска программы «Вести». Смотреть сюжет
Завязали на пальцы влажную тряпку и прикрепили к ним провода. Я сказал, что все подпишу. Они говорили: «Ты ездил в Турцию и перебежал границу с Сирией, после чего направился в лагерь для подготовки и находился в нем в течение двух недель, из вооружения имел при себе гранату». На что я дал свое согласие. Документы я потом подписывал в кабинете, и там же они сняли меня на видео. Когда я уже был в СИЗО, то отказался от признания. Я стоматолог. Окончил институт. До ареста проходил стажировку в медклинике».
Кантемир Желдашев (1994 г.р.): «Проводив подругу домой на проспект Ленина (г. Нальчик), я попрощался и пошел в сторону рынка. У магазина «Незнайка» подлетела машина ВАЗ-21014 белого цвета, из нее выбежали четыре человека в камуфляжной форме, в масках, с оружием. Уронили меня на землю и начали обыскивать, потом быстро подняли и закинули в машину. В машине надели на голову вывернутую маску одного из них. Меня спросили, есть ли у меня что-то противозаконное, я ответил, что нет и никогда не было. Я стал объяснять, что я добропорядочный гражданин и что они, может, ошиблись. Они начали бить меня по голове. Один спросил меня: «Кантемир — ты?» Я ответил, что да. «Тогда мы по адресу». Другой натянул капюшон мне на маску и замотал скотчем. По дороге они задавали вопросы про какой-то «Джамаат» и «НВФ» и продолжали бить по голове. Несколько раз машина останавливалась, и они выходили перекурить. После одного такого перекура они сказали, что посовещались и решили меня не убивать из-за моего возраста (Кантемиру Желдашеву 22 года. — Е. М.). Пока ехали, один кому-то позвонил и сказал: «Готовьтесь, будет «барбекю».
Я сразу все понял. Мне было тяжело дышать, и я попросил, чтобы они сняли капюшон. Они сняли, и я стал видеть через маску, но не очень хорошо. Мы ехали по каким-то спускам, потом подъехали к чему-то, открылись ворота, мы заехали во двор. Когда мы вошли в здание, меня закинули в кабинет на первом этаже, положили на какой-то мягкий материал, типа пляжного матраса, подцепили к мизинцам провода-кольца и начали бить током, ругаясь матом. Было очень больно. В процессе пытки меня заставили оговорить Мисхожева, Балкарова, Шогенова, Кипшиева, Жугова, Текушева, Карова, Гугова и себя. Я все подписал.
Потом мне в руку положили круглый предмет и сказали, чтобы я запомнил, что за вещи будут изымать у меня из куртки и из пакета. Вывезли на улицу Осетинская, в сквер, положили меня под елку. Люди в масках сказали, чтоб я даже не думал убегать, так как сразу будут открывать огонь. Когда приехали дознаватели, у меня изъяли гранату РГД-5 и УЗРГМ-2 из правого кармана куртки, куда они ее сами и положили. Нашли целлофановый пакет с 19-ю патронами, дюбелями и селитрой, то есть деталями для изготовления взрывных устройств, который я якобы там спрятал, хотя место под елкой хорошо просматривается. У меня спросили: «Это твое?» Я ответил, что да, так как боялся за свою жизнь. Потом люди в масках посадили меня в свою машину ВАЗ белого цвета и повезли во 2-й ОВД Нальчика. Там меня завели в комнату, где сотрудник 2-го отдела сделала смыв с рук, затем дали CD-диск и сказали, чтобы я на нем оставил отпечатки пальцев. Потом завели в большой зал, дали бумаги и сказали, что адвокат, который сейчас придет, мне ничем помочь не сможет, поэтому лучше мне расписаться в бумагах. Я расписался. В сквере, где у меня якобы изъяли гранату и другие запрещенные предметы, понятых не было. Дознаватель все это оформил у себя в кабинете, а ознакомившись затем с материалами уголовного дела, я увидел, что понятые якобы при этом присутствовали, все по закону.
В СИЗО-1 Нальчика я сижу уже два года, хотя я ни в чем не виноват, а стал жертвой беспредела. Прошу привлечь всех лиц, принимавших участие в пытках, и возбудить уголовное дело о недозволенных методах дознания».
Мама Кантемира, Желдашева Наталья Хагасова, сразу после задержания сына пошла к администрации рынка и попросила показать ей камеры видеонаблюдения с улицы Толстого, где задержали сына. «На записях с камер, — рассказывает Наталья, — четко видно, как сын передвигается по улице в направлении остановки. Потом около него останавливается белая машина, из нее выскакивают люди, закидывают его в машину и увозят в неизвестном направлении. Эту видеозапись мой адвокат приложил к материалам дела, но следователь никакого значения этому не придал. А это является доказательством, что мой сын  был похищен в 21.40 16 апреля, а не задержан в 4 утра 17 апреля, как указано в протоколе задержания». По словам матери, ее сына после задержания «доставили в здание бывшего  6-го отдела, где и пытали».
Османов Ислам (1990 г.р.): «Меня задержали 3 февраля 2016 года. Был доставлен в Чегемское ОМВД, где примерно в течение четырех часов били током. Провода подключали к пальцам рук и одновременно обливали руки холодной водой. На голове был полиэтиленовый пакет».
По словам Османова, к нему в СИЗО Нальчика приходил сотрудник ЦПЭ МВД (Центр противодействия экстремизму), примерно 35 лет, кабардинец по национальности, и угрожал, что посадит его братьев, если Османов откажется от досудебного соглашения. А 1 июня тот же сотрудник из ЦПЭ МВД вместе с людьми в масках забрали Османова из СИЗО-1 Нальчика и перевезли в СИЗО-1 Черкесска, где сейчас он содержится в одиночной камере. 
Афаунов Тахир (1981 г.р.): «Задержали 28 сентября 2014 года. Привезли в центр «Э». Пытали током. Подключали провода к пальцам рук. Целлофановый пакет надели еще дома, душили по дороге. Били по почкам. Все были в масках. Я дал признательные показания. Оклеветал себя. Я боялся за свою жизнь».
Абазов Ахмед (1992 г.р.): «Задержали меня 18 июня 2015 года в г. Баксане (КБР). Якобы у меня была граната и патроны. Надели пакет на голову, душили, ток присоединяли к рукам, ногам. Граната, которую у меня якобы нашли 18 июня, 16 июня нашли у другого арестованного — у Залима Гатальского».
Балкаров Ахмед (1992 г.р.): «Меня задержали 10 января 2014 года. Надели пакет на голову и отвезли в 6-й отдел ЦПЭ МВД. Там пытали током. Присоединяли провода к рукам, к пояснице, к ногам, засовывали провода в нос. Угрожали убить якобы при попытке к бегству. Я дал признательные показания. Госадвокат сказал, чтобы я все подписал. Затем я отказался от показаний».
Мама Ахмеда, Арина Балкарова, в письме на имя председателя СПЧ описывает, как искала сына: «Телефон сына не отвечал. Я много раз звонила. Учитывая, что мой сын религиозен, делает намаз, я подумала, что сына вместе с его другом могли задержать сотрудники правоохранительных органов. В нашей республике, к сожалению, на сегодняшний день доставление мусульман в отделы внутренних дел без всяких причин — это норма. Мы с мамой друга сына поехали к зданию бывшего 6-го отдела в Долинске (курортная зона Нальчика. — Е. М.). К нам вышли два человека в военной форме без масок и сказали, что у них нет наших сыновей. При этом они говорили нам это с ухмылкой, было видно, что они говорят неправду. Мы не уходили. Примерно около 21 часа мы услышали истошные крики наших сыновей. Мы стали стучать в ворота. Вышли опять эти двое и, издевательски смеясь, сказали, что мы не там ищем наших детей».
Шогенов Ислам (1994 г.р.): «Меня задержали 11 января 2014 года. Привезли в здание ЦПЭ МВД. У меня был пакет на голове. Били в пах, по ногам, рукам. Потом сказали, что нужно «принести ускоритель». Это был ток. Провода прикрепили к ногам, к рукам. Спросили: «Знаешь, сколько букв в алфавите? Давай считай!» Два-три часа продолжалась пытка током. Готов был подписать любые документы. Вызвали «скорую», мне было плохо. Медэксперт сделал заключение, что пытали током».
 
Ислам Шогенов. На лице следы пыток. Справа — спустя неделю после перевода в СИЗО
Родственники Шогенова неоднократно обращались с заявлениями в Следственный комитет и прокуратуру по поводу незаконных действий полиции, в том числе в связи с применением пыток против Ислама Шогенова в первые сутки задержания. Однако СК всякий раз отказывал в возбуждении уголовного дела, несмотря на наличие судебно-медицинской экспертизы, где указаны телесные повреждения Шогенова, в том числе полученные и от применения электротока.
Жугов Руслан (1993 г.р.): «Я был задержан 27 ноября 2015 года, якобы потому что у меня была граната. А гранату они мне сами подложили. На допросе, который длился часа два, применялся электрический ток. Провода присоединяли к пальцам ног. Вопросы задавали: «Почему в мечеть ходишь, почему борода?»
Текужев Заур (1985 г.р.): «Задержали меня 11 июля 2014 года. Около 13 часов дня я шел по улице Фанзиева в мечеть. Ко мне подъехала белая автомашина ВАЗ-2114, номер 098, буквы не помню. Оттуда выбежали четыре человека, трое были в камуфляжной форме, а один в гражданке. Все они были в черных масках. Они сбили меня с ног и отняли сумку-барсетку. В ней лежал коврик для намаза и всякая бытовая мелочь. Дальше мне закрыли лицо. Что делали с моей сумкой, я не видел. Потом появились понятые. Мне открыли лицо, я увидел, что на земле лежит мой коврик для намаза, а на нем граната. Меня посадили в машину, надели на голову несколько целлофановых пакетов. Привезли в какое-то здание. Там били по позвоночнику, душили, откуда-то вытащили гранату, всунули мне в руку. По их версии, я шел в мечеть с гранатой. Потом пытали током. Два раза аппаратура ломалась. Когда стянули штаны и сказали, что изнасилуют, я подписал пустые протоколы».
Из заявления Арины Балкаровой, мамы Ахмеда Балкарова, на имя председателя СПЧ: «…С периодичностью 2—3 месяца сотрудники полиции похищали ребят из микрорайона «Исхож» (район нашего проживания в Нальчике). Предъявили кучу вымышленных статей и просто объединили их в бандформирование. Ребята все разных возрастов, есть те, которые никогда друг с другом не общались. За время следствия один из похищенных умер».
Всего по «исхожскому делу» арестовано десять человек. Их обвиняют по ст. 222 (незаконное приобретение, хранение оружия), ст. 208 (организация незаконного вооруженного формирования), ст. 278 (насильственный захват власти). А Жугова, Текужева, Балкарова еще и по ст. 244 (надругательство над трупами). По версии следствия, в октябре 2013 года ночью трое молодых людей вскрыли могилу «убитого в результате спецоперации участника вооруженного подполья», который был похоронен родителями по христианским обычаям. И перезахоронили его за оградой кладбища уже по мусульманским традициям.
Руслан Жугов во время нашей встречи в СИЗО-1 Нальчика признался, что перезахоранивал труп друга, поскольку, как утверждает Жугов, умерший при жизни принял ислам, и поэтому похоронен он должен быть согласно этой вере. Остальные обвинения  Жугов не признает и жалуется на избиения в стенах изолятора и водворение в карцер за ношение бороды. «В СИЗО сотрудники сильно матерились. Это было 14 января. Я попросил их не материться. Это их сильно разозлило. Они положили меня на пол, били дубинкой по ягодицам. Двое били, двое держали. Было 4 подхода по десять раз… Майор Макаев, он отвечает за режим в СИЗО, заставил  написать, что претензий нет. Майор Плиев сказал, что надо еще избивать».
После того как Руслан Жугов рассказал нам об избиениях в СИЗО, мы попросили арестанта показать нам документы по его делу. Жугов ответил, что они в камере. Когда Жугов вернулся с бумагами, то сообщил, что сопровождающий его сотрудник сказал ему: «Вечером тебя ждет ток». На имя  председателя СПЧ Михаила Федотова Руслан Жугов написал заявление: «Просьба оказать помощь в связи с применением ко мне насилия и спецсредств в СИЗО-1  г. Нальчика. Прошу обеспечить мне безопасность, так как мне угрожают сотрудники СИЗО».
В апреле этого года в СПЧ уже обращались родственники заключенных СИЗО-1 по поводу систематических избиений, оскорблений и унижений арестантов сотрудниками изолятора. В обращении названы фамилии сотрудников: Вадим Макоев, Тимур Блиев, Азамат Абидов. «Неоднократные жалобы на многочисленные правонарушения не уходят из изолятора. За жалобы на сотрудников угрожают физической расправой, водворяют в карцер по надуманным нарушениям. После очередного жестокого избиения Жугова Руслана и Сундукова Алима в СИЗО объявили массовую голодовку, но акция протеста не возымела никакого эффекта. Доведенные до отчаяния, заключенные вынуждены были пойти на крайние меры: в ночь с 10 на 11 апреля около 30 заключенных СИЗО вскрыли вены на руках (по информации начальника СИЗО, вскрывшихся было семь человек. — Е. М.)».

«СКАЖЕМ, ЧТО ОТВЕТНЫМ ОГНЕМ БЫЛ УНИЧТОЖЕН…»

26 января 2016 года в Нальчике на ул. Калинина в машине были задержаны Руслан Эфендиев, Артур Теппеев и Руслан Буттаев. По версии следствия, житель КБР Роберт Занкишиев в апреле 2015 года создал на территории КБР структурное подразделение террористической организации «Исламское государство» (запрещена в РФ) и провозгласил себя руководителем. Артуру Теппееву (1985 г.р.) якобы было предложено участвовать в деятельности группы. Он должен был собирать информацию о материально обеспеченных людях республики с тем, чтобы в дальнейшем вымогать у них деньги, необходимые для нужд подразделения, а также хранить боеприпасы. По версии следствия, Теппеев передал информацию о трех богатых людях республики и получил на хранение ручную осколочную гранату РГН, снаряженную бризантным взрывным веществом, и промышленно изготовленное взрывное устройство — взрыватель УДЗ, а также 20 патронов 5,45 мм. Теппеев говорит, что сознался в этих деяниях под пытками: «Мне надели пакет на голову. Отвезли в Чегемский ЦПЭ МВД. Пытали с 18 часов до 4 утра. Били ногами по голове, спине, ребрам. Потом присоединяли ток к пальцам рук и ног. Угрожали изнасиловать и снять на видео». Позднее Артур Теппеев отказался от своих признательных показаний, сказав, что давал их в результате применения к нему незаконных мер.
При посещении ИВС Нальчика членами СПЧ были обнаружены записи о наличии телесных повреждений у Артура Теппеева. Кроме того, по результатам проведенного судебно-медицинского освидетельствования эксперт сделал вывод, что «наличие кровоподтеков лица, левой лопаточной, межлопаточной и подлопаточной областей, левой и правой подреберной и поясничной областей не могли возникнуть при падении из положения лежа. Такие телесные повреждения невозможно причинить себе самостоятельно».
Буттаев Руслан (1988 г.р.), по версии следствия, при задержании имел гранату. «Когда нас вытащили и бросили на землю, то несколько раз ударили, выражались нецензурной бранью, — рассказывает Руслан Буттаев. — На мой вопрос: что происходит и возможно, нас с кем-то перепутали, они меня ударили и сказали: «Ты скоро поймешь, что происходит». После чего один расстегнул на мне куртку и что-то начал засовывать во внутренний карман. Потом при понятых вытащили этот предмет из моего кармана. Это оказалась граната. Нас повезли в Чегемский ЦПЭ, где били ногами  в пах, по спине и бедрам. Затем подключили ток. Это продолжалось минимум часов пять. Когда били током, я два раза терял сознание. Когда приходил в себя, слышал, как они разговаривают. Один сказал: «Он не дышит, он сдох». На что другой ответил: «Ничего страшного, выбросим в лесу, положим в руку пистолет и скажем, что ответным огнем был уничтожен». Когда меня привезли в ИВС, то врач спросила, откуда у меня синяки. Тогда  человек в маске, из тех, кто меня бил, сказал, обращаясь ко мне: «Почему ты не говоришь, что у тебя эти синяки от штанги, ты же занимаешься штангой?» На что врач ответила, что такие синяки от штанги не бывают».
В судебно-медицинском заключении относительно телесных повреждений Буттаева сказано: «Самостоятельно, при помощи рук и ног, Буттаев причинить телесные повреждения себе не мог, на что указывает расположение кровоподтеков на его теле».
Третьим задержанным 26 января 2016 года стал Ислам Эфендиев (1993 г.р.). «Меня привезли в Чегемский ЦПЭ МВД. На руках были наручники, ноги связали скотчем. Били по ногам, спине, животу, затылку, по рукам, угрожали, что убьют, говорили, что якобы все мои друзья умерли. Били часа два—два с половиной. На медосвидетельствование не повезли. На спине были большие синяки. Я во всем сознался, а потом отказался от показаний. В ИВС Нальчика мне замазывали синяки, когда меня нужно было куда-то вывозить».
P.S. Мы не знаем, совершали ли вышеуказанные арестованные те преступления, в которых их обвиняют. Но все заключенные рассказывают примерно об одном и том же сценарии задержания — с непременным подбрасыванием боеприпасов, как правило, гранаты. Никто из сотрудников при задержании не представлялся и не сообщал о причине задержания; человека хватали на улице, иногда дома,  сажали в машину, везли с пакетом на голове в неизвестное место, где пытали, в том числе током; не давали связаться ни с родственниками, ни с адвокатом. Молодые люди массово сознавались в том, что от них хотели люди в масках, а потом при последующих допросах также массово отказывались от своих признаний. Если органы МВД и ФСБ так победно отчитываются о задержанных участниках НВФ и уверены в преступлениях тех, кого они сажают за решетку, то хотя бы задержания и дознания должны проводить по закону. А иначе какова цена этих признательных показаний? Целлофановый пакет на голову и ток — это не борьба с подпольем. Это пытки. При таких методах борьбы подполья станет только больше.ложение кровоподтеков на его теле».
Третьим задержанным 26 января 2016 года стал Ислам Эфендиев (1993 г.р.). «Меня привезли в Чегемский ЦПЭ МВД. На руках были наручники, ноги связали скотчем. Били по ногам, спине, животу, затылку, по рукам, угрожали, что убьют, говорили, что якобы все мои друзья умерли. Били часа два—два с половиной. На медосвидетельствование не повезли. На спине были большие синяки. Я во всем сознался, а потом отказался от показаний. В ИВС Нальчика мне замазывали синяки, когда меня нужно было куда-то вывозить».
P.S. Мы не знаем, совершали ли вышеуказанные арестованные те преступления, в которых их обвиняют. Но все заключенные рассказывают примерно об одном и том же сценарии задержания — с непременным подбрасыванием боеприпасов, как правило, гранаты. Никто из сотрудников при задержании не представлялся и не сообщал о причине задержания; человека хватали на улице, иногда дома,  сажали в машину, везли с пакетом на голове в неизвестное место, где пытали, в том числе током; не давали связаться ни с родственниками, ни с адвокатом. Молодые люди массово сознавались в том, что от них хотели люди в масках, а потом при последующих допросах также массово отказывались от своих признаний. Если органы МВД и ФСБ так победно отчитываются о задержанных участниках НВФ и уверены в преступлениях тех, кого они сажают за решетку, то хотя бы задержания и дознания должны проводить по закону. А иначе какова цена этих признательных показаний? Целлофановый пакет на голову и ток — это не борьба с подпольем. Это пытки. При таких методах борьбы подполья станет только больше.