МАНИФЕСТ СВОБОДНОЙ РОССИИ

НОВОСТИ, МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ О СОБЫТИЯХ В СТРАНЕ И МИРЕ


Координационный Совет российской оппозиции

http://www.kso-russia.org/

Радио Свобода

Башкирское общественное движение "Кук буре"

Алексей Навальный

Партия ЯБЛОКО

Эхо России

Собеседник.ру

Горячие интервью | Эхо Москвы

Новости - Новая Газета

вторник, 18 декабря 2012 г.

Рустэм Хамитов: Я везде свой

Рустэм Хамитов: Я везде свой

http://www.tatar-gazeta.ru/2012-01-08-15-31-45/2012-01-08-15-33-15/1970-2012-12-18-14-43-06



На днях президент республики Башкортстан Рустэм Хамитов дал большое интервью корреспонденту газеты "КоммерсантЪ" Ольге Алленовой.Мы решили привести цитаты из этого разговора касающихся  основной тематики нашего сайта, а именно межнациональные отношения...
Корреспондент: Вас не очень любят местные националисты...
— Потому что я по сути своей интернационалист. До самой своей последней клеточки. Одновременно я, конечно, понимаю, что я сын своего народа, что народ и культуру родную нужно защищать. И здесь у меня нет никаких сомнений в правильности своих действий. А что касается урапатриотизма и криков, что кого-то ущемляют, то все это отбрасывает народ назад. Нельзя ни кичиться перед другими своим происхождением, ни твердить постоянно, что вот по праву рождения мне тут все принадлежит. Это все тормоза, это мешает развитию...
Корреспондент: Цитирую фразу: «Антибашкирская кадровая политика президента Хамитова». Это из письма членов организации «Всемирный курултай».
— Я знаю, что критиковать всегда легко за кадровую работу и именно на этом поле действуют мои оппоненты. Но я поводов все же не даю.И я могу точно сказать, что в районах, в министерствах, в ведомствах пропорции межэтнические соблюдены. За этим следили и коммунисты в советское время, и мои предшественники тоже. Такую же политику баланса представленности во власти всех этносов и я провожу. Но сейчас все-таки ищу людей знающих, образованных. Если ранее принимали на работу, на большие должности людей только по национальному признаку, то я стараюсь, чтобы этот человек еще и соответствовал этой должности. Если не получается у него, я его не беру, будь он хоть какой национальности. Меня упрекают, да, вот и ротация у нас есть, большая. А она и должна быть. А как я могу с первого раза попасть в «десятку» и собрать вокруг себя людей, устраивающих меня полностью? Конечно, такое невозможно. А вообще, подавляющая часть «национальных» претензий — это полная чушь.
Корреспондент: Почему тогда об этом говорят?
— Ну, что-то говорить-то надо! Все-таки борьба за власть. Если нельзя обвинить в коррупции, то давайте в национальных проблемах обвиним. Я с самого первого дня, как только вышел на эту работу, почувствовал, что началась борьба за власть. Что появились оппоненты, что будут искать любой повод для того, чтобы прицепиться, постараться опорочить, «испачкать». Это же обычные вещи на просторах страны. Черный пиар никто не отменял. Попытка столкнуть меня с моим народом «проталкивается» как раз из этих соображений. То есть на человека надо побольше навешать всего негативного. Хочу, правда, заметить, что, во-первых, Всемирный курултай башкир таких писем не писал, там работают уважаемые и серьезные люди. Написал некий так называемый совет аксакалов. Это люди сами себя назвали аксакалами. Их человек десять. Это, похоже, крайние националисты, по-другому не скажешь. Их мало, единицы. Но они активные. Они пишут письма, они вывешивают свое мнение в интернете, шумят. Но это не носит массовый характер. Вот в любую деревню приезжайте, башкирскую, татарскую, марийскую, чувашскую или русскую, и начните разговор там на национальную тему, вы не найдете поддержки. Я приезжаю в башкирскую деревню, говорю на башкирском языке. Приезжаю в татарскую деревню — на татарском. Говорю на русском, понятно. И везде воспринимают как своего. Ни один человек из обычных, простых людей ни разу мне не задал этот вопрос: а почему там вы прижимаете башкир, или татар, или русских? Нет этого. Есть несколько зациклившихся деятелей, которых используют разные политические игроки. Вообще, я к этим обвинениям так называемой национальной оппозиции спокойно отношусь. Это мой крест, который я несу как любой руководитель республики. Вы спросите в других республиках глав, чего они натерпелись от своих крайних националистов. Или спросите моего предшественника — его тоже в чем только ни обвиняли.
Корреспондент: А как, кстати, с ним отношения?
— Нормальные. Он на пенсии, занимается благотворительностью. Его фонд помогает республике. Как говорится, дай бог ему здоровья и пусть этой работой Муртаза Губайдуллович занимается дальше. Первые притирки наших характеров прошли, мы все-таки народ горячий, сейчас находим общий язык. Ни мешать, ни противодействовать ему мы не собираемся. А вот создать напряжение между мной и Рахимовым — это одна из задач людей, которые стараются вернуться во власть. Я ведь очень многих отлучил от власти. Из тех, кто работал здесь. И если я власть воспринимаю как инструмент для того, чтобы улучшить жизнь людей, то значительная часть местных начальников, покинувших наш Белый дом, менее амбициозна — они просто занимались набиванием карманов. Многих я лишил кормушки. И я буду последним наивным человеком, если стану считать, что эти люди не будут сопротивляться. Конечно, будут. В том числе и пытаясь создать напряжение между мной и первым президентом.
Корреспондент: В Башкирии в последнее время часто поднимается языковая проблема. Русские недовольны тем, что их заставляют учить башкирский язык.
— Не все.
Корреспондент: Ну, я говорю о группе активистов. И в соседней Казани ситуация похожая.
— У нас это в меньшей степени проявляется, хотя, безусловно, присутствует. Если вы хотите знать мое личное мнение, то я, конечно, не сторонник принудительных методов изучения языков. Но, с другой стороны, я застал ситуацию такой, какая она имеет место быть почти 15 лет. И уже сформирована определенная система: работают несколько тысяч учителей родного языка плюс методики, учебные пособия, полиграфия. Конечно, было бы верхом глупости просто прийти и все это отменить.
Но многим жителям республики понятно, что родные языки должны изучаться добровольно. К этому мы так или иначе придем. Жизнь заставит. Тем более что качество знания башкирского языка у многих ребят, которые изучают его сегодня в школах, на нуле. Многие из русских ребят, закончив 11 классов, не могут поздороваться по-башкирски, не могут простейшей фразы произнести: «дай мне покушать», «дай мне воды». То есть нынешняя система — во многом профанация. И это очень обидно: тратим деньги, какие-то конфликты вспыхивают, и ради чего? Чтобы из школы выходили неучи? Сегодня нужно повышать качество учебы, не загружать детей морфологией, синтаксисом, правилами спряжения, а дать им простой разговорный язык. И не грузить их в течение многих лет, сделать программу эффективной, интересной и динамичной.
Корреспондент: Вы уверены, что такой подход одобрят ваши избиратели?
— Да, основная часть людей с таким подходом согласится. Многие говорят: «Мы не против башкирского, не против татарского. Дайте нам возможность самим выбрать, нужен он нам или не нужен. Это первое. А второе, дайте нам самим выбрать объем, в котором мы хотим его учить». Так говорят не только русские, но и башкиры, и татары.
Корреспондент: Но башкирские активисты говорят, что такой подход в школах к языку приведет к тому, что и башкиры его перестанут учить, все равно все говорят по-русски.
— Среди башкирской городской молодежи действительно много тех, кто башкирским языком не владеет. У нас в правительстве есть ребята 25-30-летние, коренные башкиры, но не владеют родным языком. Понимать — понимают, а не говорят. Хотя учились в школах в те годы, когда башкирский язык стал обязательным для изучения. Так что директивное преподавание не дает желательных результатов. Когда не было обязательного обучения, родной язык спокойно жил, развивался и ни у кого разрешения не спрашивал, быть ему или не быть. У нас говорят: «Если родной язык не впитал с молоком матери, то его и палкой вбить нельзя». Это точно.
Но и тем русским, которые протестуют против башкирского языка, тоже было бы неплохо понять следующее. Я башкир. У меня есть родной язык, родная культура, книги, рукописи. Мне это нужно, это часть меня и я без своей культуры не могу. И вдруг все это начинает потихоньку исчезать под давлением современного мира, интернета, русского и английского языков. Конечно, в душе появляется тревога: а что будет с моим языком через 20, 30 лет, через 50, 100. Башкирский занесен в группу языков, находящихся в зоне риска исчезновения. И не хотелось бы быть человеком, который ограничил хождение языка или ухудшил условия его жизни. Угроза ассимиляции всегда вызывает тревогу. Вот представьте себе, что русский народ начинает ассимилироваться, начинает исчезать. Конечно, очень сложные чувства будут у десятков миллионов людей. То же самое и у нас. Во-первых, башкир немного, всего 1,5 млн человек. Ну, если всех-всех посчитать по стране, то 2 млн. Что такое 2 млн? Совсем мало. Поэтому понятно, что есть люди, которые очень остро все это переживают. Их можно понять, но оправдывать крайние меры, которые они порой применяют, нельзя. Во всем нужны разум и терпение.
В общем, я не стал бы переводить этот сложный житейский вопрос в плоскость «черное-белое». Человечество веками не может разобраться в них. Моя же задача — не навредить и стараться учесть мнение по возможности большего количества людей, соблюдать консенсус, консолидировать общество, уходить от конфликтов. Потому что подавляющая часть людей не хочет ссориться друг с другом.
Вообще, хочу сказать, что в национальных республиках все гораздо труднее, чем в моноэтнических регионах. Сложный состав населения, религиозные особенности. У нас же еще есть тема религиозного радикализма, это тоже фактор риска. Ситуацию контролируем, но работа эта очень сложная. Я иногда в шутку говорю своим коллегам, которые работают в Центральной части России, что у них только проблемы экономики, социальные вопросы, а у нас, в республиках, еще и проблемы национальные, и проблемы вероисповедания, есть вопросы, связанные со сложным отношением к республикам со стороны ряда политических деятелей. Точек, по которым разрывают, стараются разорвать общество в республиках, много. Но мы работаем честно, для людей. Люди это понимают, и у нас должно быть все в норме. Ну, а я не должен подвести. Ъ
По материалам СМИ Алмаз Султанов

Комментариев нет:

Отправить комментарий