МАНИФЕСТ СВОБОДНОЙ РОССИИ

НОВОСТИ, МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ О СОБЫТИЯХ В СТРАНЕ И МИРЕ


Координационный Совет российской оппозиции

http://www.kso-russia.org/

Радио Свобода

Башкирское общественное движение "Кук буре"

Алексей Навальный

Партия ЯБЛОКО

Эхо России

Собеседник.ру

Горячие интервью | Эхо Москвы

Новости - Новая Газета

пятница, 9 ноября 2012 г.

Россия отчитается за пытки


Россия отчитается за пытки

Россия отчитается за пытки
 
Митинг против произвола силовиков в Махачкале                  WordYou

Несмотря на реформу о полиции, создание специального отдела по борьбе с преступлениями сотрудников правоохранительных органов и прочие инициативы, силовики в России по-прежнему пытают людей. Почему сотрудники «раскрывают» преступления с помощью пыток и почему сами правоохранители так легко избегают наказаний, российские правозащитники расскажут на заседании Комитета ООН по борьбе с пытками во всем мире.
 
8-12 ноября ООН будет оценивать ситуацию с пытками в России, рассматривая доклады, представленные нашей страной на заседании в Женеве. После этого российская власть получит определенные рекомендации по борьбе с пытками.
За пытки пять осужденных в год
Каждые четыре года Российская Федерация должна отчитываться перед Комитетом ООН о том, какие меры были предприняты для искоренения пыток, но перед отчетом государства Комитет проводит консультации с правозащитными и другими негосударственными организациями. В качестве независимых от властей экспертов ООН привлекла известные российские НКО: «Общественный вердикт», «Мемориал», Институт прав человека, «Гражданское содействие», Молодежное правозащитное движение, Комитет против пыток и др.
Из года в год главная претензия к нашей стране – отсутствие законодательной базы. В нашем уголовном кодексе до сих пор нет нормальной общепризнанной статьи, запрещающей пытки и дающей определение, что же это такое. Власти судят полицейских за пытки по 286 статье УК – «превышение полномочий».
Но ведь превышать полномочия можно не только пытая, но  и незаконно задерживая или вторгаясь в личную жизнь. А судить будут одинаково…
Есть, правда, статья 117 – «пытки», но она относится к бытовому насилию, а не к преступлениям со стороны представителей власти. Правозащитники называют эту статью «мертвой», по ней всего несколько уголовных дел в год.
Кстати, статистику именно по 117-той любят приводить в официальном докладе России, предоставляемом в Комитет ООН, мол, вот за пытки у нас пять осужденных в год.
Поэтому больший интерес для чиновников ООН представляет, так называемый,  «альтернативный» доклад российских правозащитников.
«У нас нет цели раскритиковать официальный доклад или вступить в конфронтацию. Мы просто ходим показать полную картину ситуации с пытками в стране. А ситуация остается сложной. Постоянно поступают новые жалобы на сотрудников полиции и других структур, применявших пытки», – заявил WordYou.Ru эксперт правозащитного фонда «Общественный вердикт» Олег Новиков.
Например, нашумевшее дело о пытках в казанском отделе «Дальний» лишь один случай в ряде сотен таких же, причем не самый вопиющий, отмечает эксперт.
Кавказ – лидер по пыткам
Правозащитники расскажут о положении с пытками в армии, полиции, ФСИН, Следственном комитете в различных регионах страны. Как отмечают авторы доклада, Кавказ является болевой точкой России, где ситуация с нарушением прав человека и преступлениями со стороны силовиков остается критической.
«Мы работаем по Чечне. У нас есть своя мобильная группа, которая регулярно выезжает в республику для расследования случаев пыток. Это очень серьезный блок, потому что на Кавказе планка насилия со стороны правоохранительных структур традиционно  выше, чем в других регионах. Силовики там позволяют себе больше, и очень часто остаются безнаказанными. Все это прикрывается борьбой с терроризмом», – рассказал WordYou.Ru сотрудник Комитета против пыток Антон Рыжов.
Если в средней полосе людей пытают, то на Кавказе еще и похищают. Расследование дел по пыткам на Кавказе затягивается, а иногда следователи просто боятся вести эти преступления.
«Как-то в Чечне следователь нам сказал, что боится, что сотрудники полиции его побьют», – рассказывает Рыжов.
Он привел в пример историю чеченца Ислама Умарпашаева, который сумел вырваться из плена силовиков спустя несколько месяцев после похищения. Дело передали в главное Следственное управление СК, но продвигается оно с трудом. Это единичный случай, обычно людей просто не находят, говорит правозащитник.
Пытки расследуются неэффективно, либо не расследуются вообще
Не меньший интерес у ООН вызывает полицейская реформа, которая, кстати, была рекомендована нашей стране Организацией объединенный наций четыре года назад.
Оценка правозащитников неутешительна.
«Жалобы на пытки со стороны полицейских как были, так и продолжают поступать, и уже после закона о полиции прошло несколько приговоров в отношении сотрудников, прошедших, отметим, переаттестацию. Говорить о том, что что-то кардинально изменилось, кроме названия, трудно», – констатируют в Комитете против пыток.
Коллеги из «Общественного вердикта» согласны – пытки расследуются неэффективно, либо не расследуются вообще.
«Созданный специальный отдел по расследованию должностных преступлений неэффективен. Там работают 60 человек по стране. Такая горстка людей не способна расследовать такой вал преступлений», – говорит Олег Новиков.
Есть и положительные подвижки. Некоторые правозащитники отмечают тенденцию к отказу от условных приговоров по должностным приговорам.
«Если в 2006 году реальные сроки сотрудники милиции получали, только если их жертва погибла, а так отделывались условным наказанием и маленькой компенсацией тем, кто выжил, в лучшем случае, то сейчас полицейские чаще получают реальные сроки», – говорит правозащитник.
Автор: Юлия Ахмедова
Источникwordyou.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий