МАНИФЕСТ СВОБОДНОЙ РОССИИ

НОВОСТИ, МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ О СОБЫТИЯХ В СТРАНЕ И МИРЕ


Координационный Совет российской оппозиции

http://www.kso-russia.org/

Радио Свобода

Башкирское общественное движение "Кук буре"

Алексей Навальный

Партия ЯБЛОКО

Эхо России

Собеседник.ру

Горячие интервью | Эхо Москвы

Новости - Новая Газета

четверг, 1 ноября 2012 г.

Валерия Новодворская в программе Особое мнение на радио Эхо Москвы

Валерия Новодворская в программе Особое мнение на  радио Эхо Москвы
http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/946054-echo/

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте. Это программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, я приветствую в этой студии Валерию Новодворскую. Здравствуйте, Валерия Ильинична.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Добрый вечер, Танечка, если этот вечер добрый.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Безусловно, он добрый, потому что вы пришли к нам в гости и многие слушатели здесь уже заранее всячески вам выражают благодарность за то, что вы у нас в эфире. Сейчас Триумфальная площадь всячески разворачивается в Москве. Неубиваемый бренд, судя по всему. История ее никак не заканчивается. Как вы считаете, все-таки, это как-то само отвалится или люди будут продолжать выходить на Триумфальную площадь, и никакими запретами и разгонами ничего с этим не сделать?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Все даже гораздо хуже, чем вы думаете. Говорят, что история первый раз трагедия, второй раз фарс. А наше протестное движение – у него своя формула. Один раз – это была, действительно, трагедия и драма. А второй раз, простите, это бренд уже. А между трагедией и брендом дистанция огромного размера, поскольку теперь Триумфальную площадь решительно оставили в руках изобретателя этого бренда, все остальные отвалились, кто на него претендовал (Эдуарда Лимонова). То в его руках идея борьбы за свободу собраний, учитывая прекрасное содержание «Лимонки», бекграунд замечательного изобретателя и обещание, данное в той же «Лимонке», что «те выборы, на которых мы победим, будут последние», а также ориентировки на Дуче, то есть на Муссолини, на Гитлера и на деятелей советского правительства первого ленинского (для молодых товарищей уроки). Все это делает акцию не только бесполезной, но и вредной.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но это, ведь, протест в чистом виде.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Не бывает протеста в чистом виде. Это так только думают некоторые наивные хомяки, которые шляются миллионами. Налево Левый фронт, направо фашисты, они в середине. Протест бывает за что-то и против чего-то. Не бывает неконкретного протеста.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: За свободу собраний.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нет. Свободы собраний тоже не бывает вообще. Потому что однажды, вот, собрались свободно знакомые нам ребята в мюнхенской пивной, и, вот, с этой свободы собраний в мюнхенской пивной начались очень большие неприятности. А потом примерно того же класса ребята, только не коричневые, а красные собрались и устроили октябрьский переворот тоже довольно свободно. Свобода собраний в рамках Конституции, в рамках декларации прав человека и в рамках пакта о гражданских и политических правах. Для тех, кто исповедует нечеловеческие идеалы, не бывает свободы собраний. А то, кажется, мы скоро предоставим свободу каждому устраивать свою частную газовую камеру.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Подождите. То есть, получается, Конституция не для всех?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Конституция для тех, кто действует в ее рамках, для тех, кто действует в рамках гуманных человеческих понятий. Конституция, кстати, имеет очень много сдержек и противовесов – все предусмотрели те, кто ее писал, Олег Румянцев, в частности. Там есть приличная такая, хорошая статья, 17-я, пункт 5, где запрещается агитация с целью разжигания национальной и социальной розни. Под эту статью, которая заменяет люстрации, подпадают как раз все эти наши хорошие знакомые – красные, коричневые, Анпилов, Лимонов и прочая нечисть, которую Достоевский называл «Бесы». Ну, Пушкин примерно также называл, «Мчатся бесы рой за роем».

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть получается, вам и нынешний вид 282-й статьи должен нравиться?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нет, мне не нравится этот вид и мне не нравится ее применение. Сажать людей за глупости, которые они говорят, неразумно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А, просто не надо давать им выходить на улицы?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Пусть выходят на здоровье на улицу. Но я с ними рядом не встану. Проблема не в том, что Лимонов выходит на улицу. На здоровье, имеет полное право. Вот, пусть Лимонову отпишут Триумфальную площадь, место кормления, пусть она ему принадлежит частным образом и пусть он на ней живет в палатке. Я не возражаю. Я возражаю против того, чтобы в это вмешивались все остальные. Надо как-то отделять пшеницу от плевел. Проблема наших последних шагов, наших хомяковских (мы же хомяки с вами – кто скажет, что я не похожа на хомяка, я даже похожа на целого суслика или на морскую свинку)... Я – человек мирный. Не надо нам мешаться с хищниками, с хорьками, с куницами, с лисами, вот с такими как Лимонов, Удальцов. У них своя свадьба, что соответствует нашим похоронам, и наоборот. Пожалуйста. Пусть лимоновцы на здоровье хоть целый месяц сидят на Триумфальной площади.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть никакого консолидированного протеста и объединенной оппозиции?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нет, никакого консолидированного протеста против зла с носителями того же, еще худшего зла быть не может и не должно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сейчас прервемся буквально на одну минуту. Никуда не уходите. Я напоминаю, что в программе «Особое мнение» сегодня выступает Валерия Новодворская, мы скоро к вам вернемся.

РЕКЛАМА

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжается программа «Особое мнение», в которой сегодня выступает Валерия Новодворская. По поводу протеста и того, кому как разрешают на него выходить.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Власть вообще не имеет права вмешиваться.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вот, про Русский марш поговорить, потому что пройдет он в центре Москвы, и организаторы решили провести акцию в центре Москвы, власти позволили им это сделать и, вот, собственно, Русский марш в центре столицы разрешенный.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, если бы этот марш назывался антисоветским маршем, было бы почище шашлычной или чебуречной – наверняка бы запретили. А, вот, Русский марш они, наверняка, разрешат.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Уже разрешили.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Меня волнует только одно из этого Русского марша, что у нас, во-первых, режим профашистский, во-вторых, вокруг его бегают нацисты с кинжалами в зубах – я к этому уже давно привыкла. Меня интересует только один человек, меня интересует Алексей Навальный. Я уповаю на то, что он туда не пойдет.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А причем здесь? Извините, а причем здесь Алексей Навальный? Это совершенно другие люди устраивают.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Я понимаю, что устраивают другие люди. Но до сих пор несколько раз Алексей Навальный ходил на Русский марш. Я надеюсь, что он что-то усвоил и не пойдет, тем более, что я поспорила на бутылку Шампанского.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Теперь уже точно не пойдет, ну, просто из уважения к вам.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Что он чему-то научился... Понятно, что он – популист. Но, все-таки, он так, походил по интеллигентным кругам, должен был сообразить, что он гробит свою репутацию на много десятилетий вперед. Надеюсь, что он туда не пойдет.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А московские власти свою репутацию никак не гробят, разрешая такие акции?

В.НОВОДВОРСКАЯ: У московских властей нет никакой репутации. Вообще у наших властей нет никакой репутации. Жулики и воры – это еще самое ласковое, что можно о них сказать. Вы не слышали, что недавно сказал Владимир Владимирович Путин? Комет же не хватает, чтобы обеспечить нам скорейший конец света. Кометы задерживаются. Поэтому наш МИД что-то вякнул на эту тему, что если, не дай бог, хотя бы один турок окажется на сирийской территории с ятаганом, то вместо того, чтобы пожать плечами, потому что нас это ни в коей мере не касается, мы начнем войну с Турцией вкупе с НАТО и, пожалуйста, вам искомая Третья мировая война. Вы желаете из-за этого умирать? Я, например, не думаю, что планета должна погибнуть по этому поводу, по поводу этого совершенно неисправимого безумного политиканства. То есть второй Карибский кризис будет.

Наша власть – от нее исходят импульсы бездарности, безумия, бессмысленности. Ну, грести денежки они умеют, вот сейчас Газпром погребет кое-что с ТНК-ВР. Хотела бы я посмотреть поближе на топ-менеджеров этого концерна, не срамно ли им участвовать в подобных сделках и не стыдно ли им? Поэтому о власти можно уже не говорить. Мы их зачеркнули, мы их назвали. Эта власть нам не нужна. Меня больше интересует, что мы можем выставить в чистом поле.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте вернемся тогда к протесту и к тем, кто попытался что-то выставить в чистом поле или не в чистом поле. Болотное дело развивается, продлеваются аресты фигурантам. Отдельные есть истории с похищениями, не похищениями, ну, в общем, просят вас прокомментировать вот эту историю с Болотным делом и там отдельно еще историю с господином Развозжаевым.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Болотное дело – оно и есть Болотное. Это курам на смех, что кто-то на закованного как танк в каску, в шлем, в щит (только что скафандра не хватает) омоновца замахнулся там куском штукатурки или куском асфальта, и от этого омоновец сразу потерял здоровье и требует бюллетень, и за это надо судить как за массовые беспорядки.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но люди-то сидят.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, люди сидят. Это свидетельствует о безумии власти. И, знаете, еще о чем? О том, что это глубоко советская власть. Западные власти привыкли к таким вещам. Все время бегают какие-то демонстранты, ломают там какие-то решетки, бросают дымовые гранаты, фаеры, полиция их лихо разгоняет, потом они считают раны, там, кому нос разбили, товарищей считают. Ну, как-то это не вызывает ни у кого желания немедленно всех посадить. У нас власть советская не привыкла к тому, что кто-то выходит на улицу вообще. Ходили несчастные диссиденты, я ходила лично на Пушку, так ведь нас даже не дожидались, чтобы трое собралось. Вот, снимешь шапку в знак 10-го декабря, в День прав человека, тебя сразу уволакивают. То есть на нервной почве срыв – а вдруг соберутся 10 человек и возьмут Кремль.

И здесь то же самое. Для них это шок. Тысяча человек, 10 тысяч человек, 100 тысяч человек – это такой шок, что они устроили эту давку. Хорошо, что не подавили там всех демонстрантов, а то могла бы получиться вторая Ходынка, только без пряников и платков, или вторые похороны Сталина.

Вы знаете, вот на похоронах нынешних руководителей государства (почему-то у меня есть такое ощущение) никто давиться не будет. Вот, пусть они об этом подумают, что никто их хоронить не пойдет. А эффект был бы такой же. Естественно, все, кто сидит, они сидят абсолютно не за дело. Нос омоновцам никто не откусывал, убитых нет, раненых тоже нет. Пока они хватают, в основном, молодежь, потому что им кажется, что это им сойдет с рук. Эффект Pussy Riot. Ерофеева они тогда еще побоялись посадить и Самодурова, назначили штраф. А девочек, тощеньких, никому неизвестных девочек – они решили на них отвести душу.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, то есть получается, что Навального, Удальцова они боятся посадить, а, там, Развозжаева или Зимина они не боятся посадить?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, они трусливы. Понимаете, это не волки, это шакалы. Наша власть состоит из шакалов Табаки, и никакого Шерхана там нет. То есть бояться, на самом деле, некого.

Вот смотрите. Это еще и принцип «Разделяй и властвуй». Вот, одного посадим и пусть у него в организации подумают, а почему другие на свободе. То есть для них Навальный – это слишком жирный кусок. Они боятся, а вдруг что подумают на Темзе, - прикинул трезво царь в уме, - уничтожать, Mon Dieux, зачем же? Исправить – было резюме. Это я уже Евтушенко цитирую, «Казанский университет». В 1970 году написано (я в Лефортово читала). Магнитский понял верно должность, легко понять и дуракам. Исправить – это уничтожить, но только не под барабан.

Но вся эта история выглядела бы героически, если бы герои были нормальные.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А у нас нет нормальных героев?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нормальные герои, как правило, туда не таскаются в такие места, и в организации типа Левого фронта не вступают. Смотрите, что получается. Снят провокационный фильм. Причем, один и тот же провокатор – он уже и в Белоруссии засветился. Он не только провокатор, он – мошенник, он – прохвост, обещает то, что не может сделать изначально, никого не представляет, ничего не имеет, хвастается знакомством с олигархами, надеется отстегнуть себе, там, 10-20 тысяч. Обещать можно все, что угодно. Понятное дело, что никакой государственной измены здесь нет. Да еще в кредит, понимаете? Государственная измена в кредит.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Подождите. Но мы что? Мы исходим из того, что все то, что показано, это правда?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Я из этого не исхожу. Я задаю себе вопросы, из чего исходит месье Удальцов, когда дает такие показания, что это были люди Лебедева, что его с ним свели? Они сделали этот фильм документом следствия. Если бы они сказали, что все фальшивка с первого до последнего кадра, не могли бы употребить эту пленку ни для чего – только чтобы цветы в нее завертывать. Зачем было ходить в Следственный комитет и давать против себя дурацкие показания? Зачем было бежать на Украину срочно? Ну, бежать-то надо... Классика, ведь, в чем этой организации? Бежать надо в Финляндию, в Разлив, в шалаш мемориальный. Зачем надо было бежать на Украину, просить политического убежища, а потом давать фальшивые показания? И еще врать по поводу пыток. Потом выяснилось, что пытки – это нестерпимое психологическое давление. Мы, диссиденты с этим часто сталкивались: как кто предаст, так сразу начинает говорить. Ну, про пытки не посмел бы, потому что все знали, что к политзаключенным окромя как в Грузии у Шеварднадзе никто никаких пыток не применяет. Так один придумал, что его следователь загипнотизировал. В чем выражался гипноз? Потом оказалось, что на него пристально смотрел. Нельзя оправдывать свою трусость таким способом. И предатели явно не стоят того, чтобы Роман Доброхотов писал явку с повинной. Это совершенно была идиотская затея для нашего Следственного комитета написать тысячу явок с повинной. И они все будут это изучать, и вставят в это дело. И дело тогда приобретет уж такую убедительность... У них чувства юмора нет. Понимаете, вся эта кампания выглядит даже хуже, чем их прародители и примеры для подражания. Хуже, чем те первые большевики.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Валерия Новодворская в программе «Особое мнение». Еще одна тема. Совет Федерации сегодня одобрил закон о госизмене и гостайне. Теперь в Уголовный кодекс на данный момент предлагается ввести новую статью «Незаконное получение сведений, составляющих гостайну», при этом она будет предусматривать ответственность, даже когда получение засекреченных сведений не является шпионажем и госизменой. И расширен список тех, в интересах кого может быть совершена государственная измена – предлагается включить туда международные организации, и по мнению законодателей иностранные спецслужбы используют их в качестве прикрытия или непосредственно для получения секретных данных. Чем грозит подобный закон?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, понимаете, это по Галичу все. Параноики пишут нолики, а шизофреники вяжут веники. Это как раз про этот закон. Деятельность в пользу ООН составляет государственную измену. По-моему, проще: взять адресную книгу или телефонную, взять «Новую газету», положить возле себя, почитать фамилии всех, кто... «Грани». Почитать фамилии всех, кто критически относится к власти, кто ее не приемлет, и всех посадить сразу. Зачем законы выдумывать, если цель заключается только в этом? Я, например, этому государству изменила еще в 1968 году, и с тех пор оно, прямо скажем, не улучшилось.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сейчас сделаем перерыв буквально на 3 минуты. Никуда не уходите – «Особое мнение» с Валерией Новодворской скоро продолжится.

НОВОСТИ

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжается программа «Особое мнение», в которой сегодня выступает Валерия Новодворская. Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Тут очень много вопросов от наших слушателей приходит.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. Танечка, вы знаете, есть противоядие от этого их закона.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А, по поводу гостайны.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. Оно, кстати, содержится сначала в Конституции. Я говорю, что там много ловушек для таких вот законодателей содержится, для наших шакалов, что приоритет перед нашими законами имеют международные документы, подписанные страной в случае конфликта. Тот же пакт о гражданских и политических правах, и декларация прав человека. А декларация прав человека, в ней, в этой декларации прямо сказано (18-я статья, по-моему), что свобода передавать любую информацию независимо от государственных границ, получать, распространять и передавать. Так что то, что они там написали, это я могу перевести прямо стрелки на Юлия Кима: «А бумажечку твою я махорочкой набью». И предлагаю всем сделать то же самое. Не читайте вы их бумажки, которые выходят за рамки Конституции и за рамки международных пактов, подписанных страной. Хотите сотрудничать с ООН – сотрудничайте. Хотите сотрудничать с ОБСЕ – сотрудничайте. С ЦРУ, по-моему, сотрудничать не имеет смысла. Я как-то не вижу пользы от деятельности этой организации в приложении к России, к СССР, а стаж у меня приличный. Вот, буквально начиная с 1969 года, как я это наблюдаю, по-моему, эта организация даром бабки получает.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вот, да, такие, прикладные советы от Валерии Новодворской. К вопросам наших слушателей. Очень многие просят вас прокомментировать результаты выборов на Украине. Спрашивают, с чем связаны подобные результаты? Вот, например, Дмитрий спрашивает: «Значит ли это, что украинские избиратели разочаровались в традиционных политиках?»

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, не скажите. У украинских избирателей, во-первых, были выборы в отличие от нас. Во-вторых, смотрите, кого они навыбирали. У них «Свобода» - сильная антисоветская организация. Правда, у нее хреновая экономическая программа. Но когда дойдет до дела, не они будут делать реформы. Получила 10%. Ну, получил эти 13% Кличко. Так он же антикоммунист, сказал, что сотрудничать с коммунистами не будет. И «Батьковщина», где кроме Юлии Тимошенко есть очень приличный прозападный политик, национальный патриот пан Яценюк. Вместе они все имеют 48% голосов. Коммунисты вместе с Партией регионов – они будут иметь всего-навсего 40% голосов. То есть не так плохо. Плохо то, что Ющенко мало голосов набрал – это неблагодарность, конечно. Но 40 на 48. Если не купят, никакого конституционного большинства у этих российских прихвостней и бездарей из Партии регионов не будет.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но вы считаете, что сами выборы были честными, свободными, справедливыми?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Победитель всегда будет считать выборы справедливыми, а побежденный будет считать несправедливыми. Просто это соответствует раскладу. Так мыслят украинцы. К сожалению, они далеко не все рыночники и, к сожалению, не все западенцы. Но это не такой плохой результат. Если никого не удастся купить... Потому что в предыдущей Раде Янукович купил очень много голосов. Если никого не удастся купить, они, может быть, вперед не пойдут, но и назад не попятятся. Глядишь, и Юлию Тимошенко освободят. Их Безпека – ну, это идиоты, конечно, каких поискать, эта история с Развозжаевым. Они сами на себя донесли мировому общественному мнению, что на территории их государства можно красть кого попало, они не мешают. «Мы, - говорят, - мешаем бандитам, не мешаем силовикам». А чем наши силовики отличаются от бандитов в этой ситуации, мне не очень понятно. По-моему, это был бандитизм – хватать человека, пусть плохого человека, прятать его в подвал. Ну, пусть не пытали, но пугали. Жаль, что они со мной не столкнулись в этом контексте – они бы сами очень испугались.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Еще одни выборы просят вас прокомментировать, на этот раз не прошедшие, а грядущие, выборы президента в США. Тут вот Серж спрашивает: «Ваш прогноз, ваши предпочтения по выборам президента США?»

В.НОВОДВОРСКАЯ: Прогноз? Там сейчас в США всех больше всего интересует...

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Погоды.

В.НОВОДВОРСКАЯ: ...прогноз погоды. Я вчера в эфир не могла выйти, потому что провода все оборвались и на Манхеттене вся аппаратура отключена. Прогноз сложно делать, когда разница в 2-3%. Они идут голова к голове. Собственно, это, ведь, вечная история в США, когда республиканцы не очень опережают демократов, а демократы не очень отстают. 2 половины Америки. Ничего страшного не будет. В любом случае им будет лучше нас. Я лично проголосовала бы за Ромни. Во-первых, Обама – слабый человек, и он распустил мировых негодяев, там, типа Северной Кореи, разных террористов. Ну, мы уже попадаем в это число, нас тоже распустили. А Ромни сулит нам кое-какие пряники. Естественно, рыбу не дадут, удочку тоже не дадут, удилищем по голове, но, по крайней мере, в угол поставят.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть вы хотите, чтобы США были таким жандармом?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. Я хочу, чтобы США поддерживали мировой порядок от имени той самой декларации прав человека, статуи Свободы и американской Конституции, с которой отчасти списана наша.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: С экономическим порядком у них совсем никак не получилось.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, вы знаете, они у нас пока хлеба не просят, да? Ну, и спасибо. Вроде бы, не голодные. Не пропадут. Первая экономика в мире – нам бы о себе позаботиться и о том, что мы будем кушать при том, что экономики у нас нет, а цены на нефть рано или поздно упадут. Это не я говорю, это все экономисты говорят. А больше у нас ничего нет – идет просто раздача бюджета на кусочки и на подачки, чтобы было приятнее за Путина голосовать. Безумная, конечно, политика, но чего ожидать от политических параноиков и от политических шизофреников?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Еще из возражений наших слушателей по поводу разговора о том, что происходит в Болотном деле и как там все происходило 6 мая. Напоминают вам, что, вообще-то, во всех странах нападение и противодействие полиции, нападение на полицейского – это очень тяжелое преступление и там преследуют всех. Тут у нас ничего нового.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Конечно. Если на улице стоит полицейский и если стоит он рядом с витриной ювелирного магазина, а подходит к нему громила, трахнул полицейского по голове и ограбил ювелирный магазин, это, безусловно, наказуемо.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И во время беспорядков также. В любом случае нападение на представителя...

В.НОВОДВОРСКАЯ: А кто у нас организует беспорядки? Акция была санкционированная. На санкционированной акции беспорядки могут устроить только те, кто эту акцию обязан охранять. Взять и устроить давку, скопление, не пропускать людей, потом гоняться за ними вплоть до кафе Пушкин. Знаете, если полиция за тобой приходит в кафе, это не совсем та ситуация, когда закон должен защищать полицейского. Здесь полиция вела себя как половцы, как монголы, ордынцы. И, по-моему, они не вправе рассчитывать на поддержку какого-то закона. Как опричники, которые ловили ни в чем не повинных людей, крутили им руки. И тихие интеллигенты, которые в кафе сидели... Наша полиция, увы, на американскую сильно не похожа. Да, американский полицейский будет стрелять, если на него нападут. Но он не будет стрелять в человека, который просто поднял какой-то плакат. Мой любимый плакат, например, придуманный Дмитрием Быковым, - «Не раскачивайте лодку – нашу крысу уже тошнит».

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, в последнее время не сказать, что сильно лодку кто-то раскачивает. Как-то похоже все немножечко успокоились.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Я это предсказывала с самого начала. Конечно, запугать нашу власть – это не составляет труда, они – слабонервные. И как увидят кого-нибудь на Болоте, сразу в обморок хлопаться начинают. Но реально раскачать эту лодку можно только просветительской деятельностью. Вот, когда просвещенный народ, знающий, чего он хочет и чего он не хочет, ориентированный на Запад, мечтающий о повторении гайдаровских реформ, с соответствующими знаменами выйдет и это будут миллионы, вот тогда это, действительно, будет страшно и тогда сама лодка потонет вместе с теми, кто туда набился, со всеми этими крысами. А пока не страшно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо вам большое. У нас, к сожалению, закончилось время. Спасибо большое. В «Особом мнении» сегодня выступала Валерия Новодворская. У нас на сайте вы можете все это посмотреть и послушать, и прочитать. Всем счастливо.

Комментариев нет:

Отправить комментарий