МАНИФЕСТ СВОБОДНОЙ РОССИИ

НОВОСТИ, МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ О СОБЫТИЯХ В СТРАНЕ И МИРЕ


Координационный Совет российской оппозиции

http://www.kso-russia.org/

Радио Свобода

Башкирское общественное движение "Кук буре"

Алексей Навальный

Партия ЯБЛОКО

Эхо России

Собеседник.ру

Горячие интервью | Эхо Москвы

Новости - Новая Газета

суббота, 29 сентября 2012 г.

Путин ищет «моральный стержень»


Категория: Аналитика
Печать
putinПутин ищет «моральный стержень»

Если прежде руководство России для сплочения народа ограничивалось созданием образа внешнего врага в лице Америки, то теперь, по всей видимости, было принято решение об инициации большего количества платформ для объединения разваливающегося на глазах российского общества.

Этот тренд, в частности, демонстрирует образ действия, в котором Путин провел 25.09.2012 первое заседание президентского Совета по культуре и искусству. Тональность собранию задало выступление президента, в котором он заявил о том, что «потеря нацией собственного «культурного лица» облегчает возможности для манипулирования обществом». Это указывает на то, что Путин решил политизировать тематику собрания, которое, казалось, должно быть совершенно далеким от политики.

«Потеря собственного «культурного лица», национального культурного кода, морального стержня - все это ослабляет и разрушает общество. Обществом, в котором «растворена» культурная традиция, легко манипулировать. Теряется иммунитет к разного рода экстремистским, деструктивным и даже агрессивным идеям», - сказал Путин.

Также он заявил: «Есть потери и среди христианских служителей церкви, и среди других конфессий. Вот совсем недавно очередное преступление в отношении духовного лидера в Дагестане. О чем это говорит? Это говорит, к сожалению, о значительной утрате нашего национального духовного кода. Это очень тревожит».

«Это точно совершенно не имеет ничего общего с нашим внутренним национальным кодом, и это касается всех народов и представителей всех национальностей страны», - сказал Путин.

Путин использует массу расплывчатых понятий, таких, как «культурное лицо», «национальный культурный код», «моральный стержень». Это делается преднамеренно, чтобы перевести разговор и взгляд от специфических тем об искусстве на вопросы политической нестабильности в России. С одной стороны, это является признаком того, что он дает сигнал творческой интеллигенции о курсе на усиленную «патриотизацию» населения, т.е. о необходимости в своих творческих изысканиях придерживаться тренда на объединение народа на некой национальной идее.

С другой стороны, прослеживается определенный замысел, который заключается в том, чтобы слить воедино две громкие истории: информационная атака на Русскую Православную Церковь и убийства мусульманских религиозных деятелей. Эти события с одной стороны – совершенно отличны друг от друга, а с другой стороны – у них есть одна общая черта.

Что касается различий, то нападки на РПЦ связаны с пропутинской позицией патриарха Кирилла, который к тому же имеет далеко не кристальную репутацию. И субъектом атаки является либеральная общественность в России, которая после истории с Пусси Райот откровенно объявила Церкви войну. Убийства же мусульманского духовенства совершаются совершенно иными силами, и даже более того, это происходит в основном на Кавказе, который в культурном смысле и Россией-то назвать тяжело.

Общей чертой этих двух тем является то, что и православное и мусульманское духовенство оказывается на службе у власти, что неизбежно вызывает недовольство народа или его части, и реакцию в соответствии с убеждениями и цивилизационными установками: в одном случае – спиливание крестов и танцы в соборе, а другом – убийства. То есть в обоих случаях служители культа расплачиваются за поддержку Путина, что, он, конечно, ценит, и не забывает, активно преследуя их обидчиков или награждая их орденами, порой даже посмертно.

Суть новой задумки Путина и его пропагандистской машины – выставить либеральные атаки оппозиции на власть и активизацию мусульман в России звеньями одной цепи, направленной на подрыв стабильности в стране и финансируемой извне.

Одной из мыслей этой концепции также является мысль о том, что мусульмане и христиане – одно целое, и все народы России должны сплачиваться, несмотря на религиозные отличия именно по признаку гражданства. По большому счету эта мысль не нова: её уже давно муссируют такие евразийцы, как Максим Шевченко и Александр Дугин. Мысль о злом единоначалии и активном сотрудничестве либералов и мусульман также в последнее время активно муссировали такие проправительственные СМИ как ИА «Регнум», об этом же недавно заявил и патриотически настроенный политолог Сергей Кургинян, заявив о контактах партии Хизб ут-Тахрир с лидером оппозиции Удальцовым.

Что касается уже долгих и безуспешных попыток власти объединить народ России и создать некую «национальную идею», следует понимать, что вообще любое объедение должно строиться на крепкой связи, а не на временной. А Россия, имея трудную историю конфессиональных отношений, является вдвойне тяжелым объектом для объединения. Однако, в силу того, что Путин не желает пускать в страну ни одну из идеологий, то упор делается на националистической и патриотической связях, которые являются нестабильными в своей основе. Националистическая идея одно время активно была использована Путиным, однако он впоследствии отказался от неё после того, как русский национализм поднялся до того уровня, что это поставило под угрозу целостность России – примером того являются события на манежной площади 16 декабря 2010 года.

Потому, единственная надежда на хоть какое-то объединение общества для Путина имелась в патриотической связи, которой он хотел объединить народ. И это до какой-то поры ему это удавалось. Поскольку патриотическая связь является формой объединения перед общими угрозами, которые организовать намного проще для правителя, нежели единство народа.

Однако на пути этого его патриотического плана вдруг неожиданно возникли две идеологии: капиталистическая (демократия), активно проповедуемая либеральной творческой интеллигенцией и Ислам, который начал быстрыми темпами овладевать умами мусульман России.

Конечно же, слабая и временная патриотическая связь ни выдерживает никакой конкуренции с двумя полноценными идеологиями, одна из которых успешно претворяется на Западе, а другая – является истиной, а также имеет грандиозную и успешную историю своего претворения в Халифате. Что начало проявляться в стотысячных митингах в Москве, которые напоминали революцию, и также в значительном укреплении в России позиций исламской партии Хизб ут-Тахрир, которая сплотила вокруг себя мусульман во многих регионах России.

Поэтому и был выбран следующий шаг властей в области государственной пропаганды, как объявить приверженцев идеологий – чужеродным явлением и попыткой деструктивных внешних сил развалить Россию. Потому, оппозиционеров – назвали агентами Госдепа США, а мусульманских активистов – эмиссарами иностранных организаций, которые проповедуют чужой, «нероссийский» вариант Ислама.

Именно в этом ключе и следует рассматривать замысел Путина представить общественности борьбу с православным и мусульманским духовенством как одно целое.

Здесь также будет уместным сказать о том, что ни православные, ни мусульманские духовные лидеры, ни даже обыкновенные руководители приходов совершенно не пользуются авторитетом в народе, что Путин также стремится исправить, назначая такого опытного пиарщика как Сурков, ответственным за взаимодействие власти с религиозными организациями.

Уже вторят Путину и чиновники из Госдумы, которые приняли 25.09.2012 ни к чему никого не обязывающее заявление «О защите религиозных чувств граждан России». Председатель комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов, представил депутатам текст заявления: «Всем набила оскомину ситуация с Pussy Riot…Случились два громких теракта в Татарстане и Дагестане, в результате которых пострадали и погибли духовные лидеры мусульман…Налицо разжигание антирелигиозной розни, все это носит деструктивный, провокационный характер, направленный на дестабилизацию обстановки и на разжигание розни в нашем обществе».

Итак, мы ожидаем дальнейшее активной поддержки государства централизованных религиозных организаций, попытки внедрения в умы людей идеи об «особенном пути России», а также об объединении мусульман с христианами.

Более вероятным сценарием развития ситуации является достижение Путиным некоторых успехов в своем проекте в той его части, что касается защиты от демократии, т.к. её носители в последнее время начали сильно сдавать позиции, заметно притихая на фоне репрессий, допуская интеллектуальную тавтологию и внутренние конфликты. Причем их главным недостатком является призыв к демократии, которая постепенно становится неприемлемой уже и на Западе самом.

Что касается попыток Путина «защитить» мусульман от Ислама – то это, очевидно, закончится провалом, т.к. ни один из способов, предпринятый им в отношении носителей идеологии Ислама не оказался успешным, будь то фабрикация уголовных дел по статьям, санкция которых доходит до 20 лет лишения свободы, или массированная антипропаганда в средствах массовой информации. И это практика, которую уже осознали правители-тираны многих стран, объявивших когда-то войну идеологии Ислам, а получивших в итоге «арабскую весну», а кто-то – и пулю в лоб.

Абдулла, г.Уфа
10 Зуль-Када 1433 г.х.
26.09.12.

Комментариев нет:

Отправить комментарий