МАНИФЕСТ СВОБОДНОЙ РОССИИ

НОВОСТИ, МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ О СОБЫТИЯХ В СТРАНЕ И МИРЕ


Координационный Совет российской оппозиции

http://www.kso-russia.org/

Радио Свобода

Башкирское общественное движение "Кук буре"

Алексей Навальный

Партия ЯБЛОКО

Эхо России

Собеседник.ру

Горячие интервью | Эхо Москвы

Новости - Новая Газета

воскресенье, 21 апреля 2013 г.

Кровавая бойня в Дейр-Ясине: какая «страна», такие и «герои»…


Кровавая бойня в Дейр-Ясине: какая «страна», такие и «герои»




Лишь некоторые учёные, соблюдающие научную этику и обладающие чувством исторической справедливости, обращаются к событиям 65-летней давности, которые произошли в деревне Дейр-Ясин и унесли жизни более ста невинных палестинцев. Попытки скрыть ужасы той резни предпринимаются многими «уважаемыми историками», в том числе и «израильскими».
Даже тот нарратив, который предлагают такие учёные как Бенни Моррис — честный историк, который остался верен идеям сионизма, несмотря на ужасы и преступления этой идеологии, которые он сам открыл для себя и миру, — представляет «приглаженную» версию событий, имевших место в тот день.
«Целые семьи были искромсаны пулями… мужчины, женщины и дети расстреливались на месте, как только выходили из дома. Некоторых отводили в сторону и расстреливали. Информанты „Хаганы“ сообщали, что там были горы трупов. Некоторые пленники, которых везли к местам заключения, в том числе дети и женщины, подло расстреливались теми, кто их захватил».
Это были сионистские террористические группировки «Иргун» и «Штерн», что устроили кровавую бойню в тот день. Преступников, убивших беспомощных женщин и детей, наградили за проявленный «героизм». Один из «героев» Дейр-Ясин — Бегин — позже стал премьером сионистского образования (да, какая «страна», такие и «герои»!).
Историческое значение событий Дейр-Ясин часто уходит от внимания историков, однако здесь важно отметить несколько фактов. Среди них то, что Дейр-Ясин — это лишь один из многих «эпизодов» преступлений, совершённых бандами «Хаганы». Другое — то, что эти преступники превратились в «израильскую» регулярную армию после официальной декларации о независимости от 14 мая 1948 года, несмотря на предполагаемые разногласия между различными бандами во время этнических чисток Палестины. Бен Гурион принял это решение 26 мая, и нисколько не постеснялся включить «Иргун» и «Лехи» вместе с «Хаганой». Не только лидеры террористических банд получили почёт и престиж в «израильском» обществе, вооружённых силах и политическом истеблишменте, но также и сами убийцы, которые собственными руками лишали жизни маленьких детей, беззащитных женщин и беспомощных стариков. Они продолжали «служить» и терроризировать коренное население Палестины в течение многих лет.
Ещё один факт, который часто упускают из виду, — то, что началось в Дейр-Ясин, так никогда и не закончилось: Сабра и Шатила, Дженин, Газа и многие другие вариации повторения одного и того же преступления — геноцида палестинского народа.
Ещё одна грустная реальность возникла и кристаллизировалась в последние 65 лет. С того самого времени право на достоверный нарратив было зарезервировано за «израильскими» историками. Большая часть из них либо не принимала никакого участия в этих событиях, либо же получила непосредственную выгоду или была их активными участниками. До сих пор необходимы именно «израильские» историки, которые «открывают» палестинскую резню в какой-то деревне в какое-то время. Например, только когда «израильский» журналист Амир Гилат решил рассказать историю в издании «Маарив» несколько лет назад, ссылаясь на исследования дипломированного специалиста Теодора Каца, только тогда западные СМИ признали резню в Тантуре. Для них не имели никакого значения свидетельства потомков и родственников тех 240 палестинских жертв, которые были хладнокровно убиты бандой Александрони.
Тантура была одной из более чем 60-ти палестинских деревень между Хайфой и Яфо, которые были в 1948 году тотально этнически вычищены и уничтожены «израильской» армией в ходе операции «Шотер» и в более ранних «операциях».
Кац опросил около 100 свидетелей, как с еврейской, так и с арабской стороны.
По свидетельству очевидцев, Тантуру пытались защищать лишь несколько ночных сторожей, которые почти сразу после нападения со стороны «Хаганы» обратились в бегство. Войдя в деревню, бандиты «Хаганы» приказали всем жителям выйти на улицу и отвели их на пляж для «фильтрации». После чего мужчин отвели на деревенское кладбище, выстроили в шеренги и приказали рыть могилы. После того, как шеренга заканчивала копать, людей из этой шеренги расстреливали и кидали в вырытые ими ямы. Кац выразился:
«Это напоминает нечто, связанное с немцами».
Согласно другим очевидцам, многих мужчин расстреливали ещё на пляже или в их домах.
По свидетельству еврейского сторожа из Зихрон-Якова, принимавшего участие в похоронах палестинцев, убитых в Тантуре, он насчитал как минимум 230 тел, после чего перестал считать. Кац нашёл в архивах официальный приказ командования, изданный через 3 недели после захвата Тантуры, который предписывает немедленно захоронить все тела убитых при захвате деревне палестинцев, чтобы прекратить распространение эпидемий.
Работа Каца о резне в Тантуре была высоко оценена в университете и даже была выставлена на конкурс как одна из лучших дипломных работ. О работе стали писать в газетах и других СМИ по всему миру. Однако, как оказалось, изучать новейшую историю «Израиля» нельзя. Люди, участвовавшие в захвате Тантуры, ещё живы, и свидетельство очевидцев о «героических» днях их молодости им неприятны….
Как обычно случается в таких случаях, против Каца был подан иск, а на него и его семью было оказано неимоверное психологическое давление. В результате, после нескольких месяцев преследований, Кац (человек уже в годах и с серьёзными проблемами со здоровьем) подписал какую-то бумагу. Уже через 10 минут он заявил, что не хотел этого делать и попросил подпись отменить. Но этой подписи оказалось достаточно, что бы суд признал его работу недействительной, и его степень была отменена…
Но даже такая страшная резня становится резнёй для общественности, только когда её факт признаётся «израильским» историком, и не важно, сколько времени потребуется для такого признания.
Даже палестинские историки, по крайней мере, те из них, которые придерживаются правил западной академической науки, вынуждены пользоваться «израильскими» источниками, расплодившимися «израильскими» писателями и прославленными «израильскими» историками, которые-де более достоверны, чем палестинские. Логика такова, что «израильский» нарратив более приемлем у американской аудитории, чем тот, который изложен палестинцем, даже если палестинский историк был свидетелем исторического события и знает его в мельчайших деталях.
Для палестинской истории является позором существование на заимствованных аналогиях, заимствованных историях и заимствованных историках, чтобы получить хотя бы толику достоверности. И это лишь вершина айсберга.
В моей последней книге «Мой отец был борцом за свободу: нерасказанные истории Газы» я подробно описал резню в Бейт Дарасе, когда десятки жителей этой отважной деревушки, расположенной на юге Палестины, были расстреляны бандами «Хаганы» всего неделю спустя после трагедии в Дейр Ясине. Бейт Дарас — это деревня, где жила моя семья, прежде чем была изгнана оттуда в лагерь беженцев в Газе.
Хотя Бейт Дарас была расположена на северо-востоке Сектора, она была наверху сионистского списка в первые месяцы этнических чисток Палестины. Эта маленькая деревня была обречена на полное разрушение еврейскими иммигрантами из Восточной Европы. Битва за Бейт Дарас началась рано, обстреливать деревушку начали 27—28 марта 1948 года, убив 9 жителей и уничтожив огромное число построек.
Эти обстрелы, однако, не смогли заставить жителей уйти. И это стало причиной последней и самой кровавой битвы в данной деревне. Умм Адель и Умм Мухаммад были тогда двумя маленькими девочками. Сегодня это старые женщины, которые живут в лагере беженцев близ Хан Юниса. Они помогли мне восстановить некоторые события тех дней, о которых я рассказал в своей книге.
Умм Адель вспоминала:
«Женщинам и детям сказали уйти, потому что слухи о том, что произошло в Дейр Ясине, сеяли страх и панику. Нам говорили, что евреи не только убивают людей, но и насилуют женщин. Женщин увели, но мужчины остались. Многие из них были убиты. Они сражались как львы и пали на поле боя. Среди них были Абу Манси Нассер и его двое братьев, Али Мухаммад Хуссейн аль-Осаджи и четверо подростков из семьи Макадма».
Умм Мухаммад дополнила:
«Деревушку бомбили, она была окружена со всех сторон, уйти было некуда. Они полностью окружили её в направлении к Асдуду, Савафиру и остальным городкам. Мы хотели выбраться. Мужчины (защитники Бейт Дараса) сказали, что пойдут проверить дорогу на Асдуд, посмотреть, открыта ли она. Они выдвинулись вперед и сделали несколько выстрелов, чтобы услышать, нет ли ответного огня. Было тихо. Но сионисты прятались, поджидая, когда подойдёт основная часть населения. Мужчины вернулись и сказали эвакуировать женщин и детей. Люди пошли, в том числе и те, кто был в моём доме. Это были женщины и дети.
Мужчины пришли и сказали: „Дорога на Асдуд открыта. Уходите!“. Евреи позволили людям выйти и потом стали расстреливать их из пулемётов. Всё больше людей падали. Моя сестра и я побежали. Мы держали друг друга за руки. Люди, что пошли по главной дороге, были или убиты, или ранены. Тоже случилось и с другими, кто пытался пробраться через поля. Пули сыпались на людей, словно град. Евреи расположились на вершине холма. Там была школа и резервуар для хранения воды. Отсюда они расстреливали тех, кто пытался бежать».
Многие бойцы остались в Бейт Дарасе. Даже устроенная кровавая резня не пошатнула их решимости. Раненые собирались в домах, но лекарств не было. Некоторых убитых успели похоронить, но останки многих так и остались лежать под весенним солнышком на цветущих полях возле Бейт Дараса.
Рамзи Баруд

Комментариев нет:

Отправить комментарий