МАНИФЕСТ СВОБОДНОЙ РОССИИ

НОВОСТИ, МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ О СОБЫТИЯХ В СТРАНЕ И МИРЕ


Координационный Совет российской оппозиции

http://www.kso-russia.org/

Радио Свобода

Башкирское общественное движение "Кук буре"

Алексей Навальный

Партия ЯБЛОКО

Эхо России

Собеседник.ру

Горячие интервью | Эхо Москвы

Новости - Новая Газета

суббота, 30 ноября 2013 г.

Конституция православия

Конституция православия

28 ноября 2013 года
Депутат Госдумы Елена Мизулина осчастливила блогосферу очередной инициативой — на этот раз поборница нравственности предлагает вписать в Конституцию РФ слова о том, что православие — основа национальной и культурной самобытности России. «Фонтанка» выяснила, к каким последствиям может привести фиксация этого, казалось бы, очевидного факта в преамбуле к Основному Закону страны.
На очередном заседании Межфракционной депутатской группы в защиту христианских ценностей, прошедшем 22 ноября в Москве, поддержали предложение депутата от «Справедливой России» Елены Мизулиной о внесении в преамбулу Конституции РФ мысли о том, что православие является основой национальной и культурной самобытности России.
«А заодно отменить и статью Конституции, в которой говорится, что Россия — светское государство, — говорит ответственный секретарь Правозащитного совета Санкт-Петербурга Наталья Евдокимова. — Иначе противоречие в Конституции получается. Я, конечно, шучу, но все идет к тому. Наши православные, или псевдоправославные, правители, по-моему, прямым путем движутся к изменению Конституции именно в этой части. И что тогда с мусульманами делать, буддистами, иудеями? И так напряженность возрастает, а они подливают масла в огонь. Это может привести к конфликтам на межконфессиональном уровне. И даже то, что эти слова могут появиться в преамбуле, а не в основном тексте Конституции, имеет решающее значение. В преамбуле к закону о незаконно репрессированных гражданах были слова о том, что государство признает свою вину за репрессии, а потом эти слова исчезли из преамбулы. И дух закона изменился».
Председатель Исламского комитета России теолог Гейдар Джемаль считает, что предложение Елены Мизулиной — лишь попытка «залатать» то, что надо составлять заново. «Нынешняя Конституция составлена либералами, которые хотели просто узаконить военный переворот, путч Ельцина против Верховного Совета, — говорит Гейдар Джемаль. — Они на коленке состряпали эту Конституцию, принятую с масштабными нарушениями. И эта Конституция отражает либеральный менталитет, и если на нее накладывать заплаты в евразийской традиционалистской стилистике, это будет химера с головой орла и телом льва. Эту Конституцию нельзя корректировать, надо полностью отменить и принимать заново другую». Кроме того, теолог считает, что предложенный депутатом тезис неверен по существу. «Может быть, во времена Романовых православие и было основой национальной идентичности, но с тех пор прошло по меньшей мере 90 лет советских и постсоветских поколений, — говорит Гейдар Джемаль. — Они были основаны на формировании иной матрицы советской общности, которая, в свою очередь оказалась разбита. В результате сегодня нельзя сказать, что православие является основой какой-либо идентичности. Основой идентичности является принадлежность к более-менее определенному политическому пространству. Не к прошлому, которого никто не знает. Единственная реальность — это политическое пространство от Балтики до Сахалина, и сегодня это тот минимум, который составляет основу нашей идентичности. Потому что остальное будет лицемерием или враньем. Ни советское, ни царское прошлое не является действенным фактором здесь и теперь. Прошлое не может быть основой идентичности как некая историческая травма. Но при этом, принадлежа к одному политическому пространству, мы можем являться атеистами или скептиками, мусульманами, христианами — и надо понимать, никонианское православие имеется в виду или старообрядчество. Политическое пространство является общим знаменателем для всех людей, живущих здесь: татар, чеченцев, якутов и так далее, судьба этого пространства является вместе с тем и их судьбой. А все мизулинские тезисы — отмороженная мифология». Теолог пояснил, что под «политическим пространством» подразумевается единая территория, у которой есть общая судьба и которая выступает как некий самобытный субъект в отношении к остальному миру.
«Понятно, что православие является основным держателем российской культурной традиции, — говорит, в свою очередь, настоятель Санкт-Петербургского дацана буддистской традиционной Сангхи России Буда Бадмаев. — Но у российской культурной традиции есть и много других аспектов. И можно сказать, что были и языческие какие-то вещи, и многое другое. Но, тем не менее, на сегодняшний день православие является основополагающим аспектом культуры. Думаю, другие крупные религии, такие как ислам, имеют право на равное отношение к ним. И они могут этот вопрос поднимать и развивать некий аспект противоречия. Что касается нас, буддистов, нас не очень много, и мы на главенствующую роль в этом плане не претендуем. У буддистов как раз во главу угла ставится понимание, ясность ума и знание. Мы понимаем, почему на сегодняшний день такой вопрос актуален, понимаем, что идет защита интересов культуры и российской идентичности. Так или иначе, через какое-то время этот вопрос, если перестанет быть актуален, может даже быть убран из Конституции».
Протодиакон Русской православной церкви, профессор Московской духовной академии Андрей Кураев к идее Елены Мизулиной отнесся без симпатии. «В современной среде последствия внесения такой идеи в Конституцию будут негативными для церкви, посыплются обвинения, что мы чего-то хотим, — говорит Андрей Кураев. — Преамбула любого закона не имеет правовой силы, это декларация о мотивах действий законодателей. Чтобы принять решение о внесении изменений в Конституцию, нужно конституционное большинство в Государственной Думе и Совете Федерации, а в них присутствуют люди разных религиозных взглядов и других идеологических представлений. В законодательстве о свободе совести и вероисповедании нечто подобное уже сказано, и не очень понятно, для чего это дублировать. А от госпожи Мизулиной хотелось бы не таких законодательных новелл, а более внятной позиции в области защиты интересов традиционных семей. Недавно аппарат Госдумы заблокировал законопроект, который предлагал техническую меру для сокращения числа абортов в России — запрещал делать аборты врачам без высшего медицинского образования. Но даже эту новеллу Госдума не приняла, и представителей религиозных организаций не позвали на ее обсуждение. Слова и преамбула — это одно, а реальность — совершенно другое».
В пресс-службе Большой хоральной синагоги Санкт-Петербурга отметили, что на данный момент оснований для комментариев нет: «Когда примут — тогда и будем говорить, а предлагать можно что угодно».
Заведующий кафедрой общей политологии Высшей школы экономики Леонид Поляков отмечает, что в предложении Елены Мизулиной нет ничего сверхъестественного — с точки зрения международного опыта. «В конституции ФРГ в первой же фразе есть слова об ответственности немецкого народа перед богом, в конституции Болгарии указано восточно-православное вероисповедание как традиционная религия, есть это и в Боливии, про исламские государства и говорить нечего, — говорит Леонид Поляков. — Образец демократии — Великобритания, и там королева является главой англиканской церкви в Англии и пресвитерианской в Шотландии. И сочетание светскости и религии никого не удивляет. Сама инициатива не должна порождать некий общественный скандал, как происходит сейчас в блогах. Другой вопрос — о разумности предложения с точки зрения политики. То, что православие является основой нашей культурной самобытности — самоочевидный факт. Любой человек, знающий историю, понимает, что без православия ни Руси, ни даже Советского Союза не получилось бы. Но самоочевидный факт записать в качестве некоего закона — значит признать, что сейчас это не так. Закон — это всегда некое непрямое насилие, принуждение. И из лучших побуждений мы идем по не совсем верному пути. Вот в единый учебник истории России эта линия должна быть заложена как базовая. Что же касается политических последствий в стране, в которой межконфессиональный мир держится и конфликтов на межконфессиональной почве нет… такая инициатива в виде конституционной поправки может разбудить, что называется, спящую собаку. Мы видим, как такие конфликты разгораются из-за пустяков, публикация в заштатной шведской газетенке карикатур на пророка вызывает погромы в нескольких государствах и гибель людей. Я бы предложил придерживаться нынешней преамбулы. А то, что действительный статус и историческая роль православия должна быть поставлена в поле внимания учителей истории и отмечена в культурной политике, — безусловно».
Депутат петербургского парламента Виталий Милонов отмечает, что внесение изменений в Конституцию РФ — процесс сложный, длительный и требующий общественного обсуждения. «Мы живем в демократическом государстве, где любые предложения могут высказываться, если они не содержат призыва всем черным, белым или рыжим морду бить, — говорит депутат. — А изменения Конституции, с учетом природы ее возникновения, могут быть приняты только путем всенародного референдума. Если будет собрано необходимое количество подписей, то это предложение можно обсуждать. Но если нарисовать себе на лбу крест — христианином не становишься. Если назвать Россию христианским государством — нельзя так просто назваться, нужно им быть. Процентов 70 — 80 населения называют себя православными, но сколько человек реально согласятся не поощрять аборты и абсолютную вседозволенность в публичном пространстве? Называться и быть — разные вещи. И к чести депутата Елены Мизулиной — она участвует в разработке нескольких инициатив, направленных против абортов. Нужно поддержать запрет абортов хотя бы за государственный счет. Мое личное мнение: Россия должна быть православным государством. Но при принятии важных решений Госдума не советуется с церковью».
Напомним, что последние изменения в Конституцию РФ вносились в 2008 году. Изменения от 30 декабря 2008 года обязали правительство Российской Федерации представлять Государственной Думе ежегодные отчеты о результатах своей деятельности, в том числе по вопросам, поставленным Государственной Думой. Тогда же срок полномочий президента Российской Федерации был увеличен с четырех до шести лет, а срок полномочий Государственной Думы — с четырех до пяти лет.

Венера Галеева, «Фонтанка. ру»

Комментариев нет:

Отправить комментарий