МАНИФЕСТ СВОБОДНОЙ РОССИИ

НОВОСТИ, МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ О СОБЫТИЯХ В СТРАНЕ И МИРЕ


Координационный Совет российской оппозиции

http://www.kso-russia.org/

Радио Свобода

Башкирское общественное движение "Кук буре"

Алексей Навальный

Партия ЯБЛОКО

Эхо России

Собеседник.ру

Горячие интервью | Эхо Москвы

Новости - Новая Газета

четверг, 14 февраля 2013 г.

Отрывки из книги Эвы Перон «Моё послание»



Отрывки из книги Эвы Перон «Моё послание»

22 мая 2012 года

http://www.poistine.com/retrospective/otryvki-iz-knigi-ehvy-peron-moyo-poslanie
Мария Эва Дуарте де Перон (исп. María Eva Duarte de Perón) или Evita (Эвочка), как её с любовью называли аргентинцы, оставила большой след в истории Аргентины. Настолько, что нынешний президент Аргентины Кристина Киршнер — перонистка по идеологии, чем и объясняются недавние шаги аргентинского правительства по национализации и ставка на противостояние Великобритании в вопросе о Мальвинских (Фолклендских) островах.
Эва происходила из социальных низов. Её детство и юность были не сладкими. Поэтому она всегда придерживалась гораздо более левых взглядов, чем её муж — генерал Перон, которого она беззаветно любила. Неожиданный союз молодых военных и профсоюзов трудящихся превратил Перона в президента, и на короткий период отстранил от политической власти компрадорскую олигархию. Эва ожидала насильственных действий со стороны потеснённых от власти олигархов, с тем, чтобы уничтожить достигнутые социальные и трудовые победы. Вместе с профсоюзными руководителями она создавала рабочие дружины, и незадолго до своей смерти закупила оружие, которое передала профсоюзу CGT (Confederación Nacional de Trabajo) — Национальной Конфедерации Труда Аргентинской республики.
Эва Перон умерла от рака в возрасте 33 лет. Её мумифицированное тело было перенесено в главное здание упомянутого профсоюза в Буэнос-Айресе.
Как и ожидала Эва, в 1955 году Перон был свергнут военным путчем, за которым стояли Соединённые Штаты.
Незадолго до смерти в 1952 году Эва написала книгу, которую можно считать её духовным завещанием — «Моё послание» (Mi Mensaje). Вот некоторые фрагменты из неё:
«Профсоюзные руководители и женщины — народ в чистом виде, не могут и не должны сдаваться олигархии. Я не занимаюсь классовым вопросом. Я не пoкровительствую классовой борьбе, но наша дилемма вполне ясна: олигархия тысячами лет эксплуатировала нас в этом мире, и она всегда будет пытаться нас победить»…
«Я восстаю с возмущением, со всем ядом моей ненависти, или со всем пожаром моей любви — ещё не знаю — против привилегий в быту для высших военных и клерикальных кругов»…
«Перону и нашему народу выпало несчастье капиталистического империализма. Я близко знакома с его бедами и преступлениями. Империализм представляет себя защитником справедливости, пока вонзает когти грабежа в имущество всех народов, подчинённых его всесилию»…
«Но ещё отвратительнее империалистов — национальная олигархия, продающая, а иногда и дарящяя за пару монет и улыбок счастье своих народов»…
В начале 70-х годов у аргентинских городских партизан, борцов с военной хунтой Монтонерос (исп.Montoneros или Movimiento Peronista Montonero) бытовала поговорка: «Если бы Эва была жива — она была бы монтонера».

Эва Перон на демонстрации профсоюза CGT, ≈1950 г.
Предлагаем вашему вниманию фрагмент книги Эвы Перон «Моё послание», написанной в марте—июне 1952 года, взятый с сайта аргентинских мусульман «Islam en Mar del Plata» (Ислам в Мар де Плата):
Я не думаю, как Ленин, что религия — это опиум для народа. Наоборот, религия должна означать освобождение народов, потому что когда человек сталкивается с Богом, то он достигает высот своего достоинства. Если бы Бога не было, если бы мы не были посвящены Богу, если бы не было религии, — человек был бы лишь горсткой пыли, брошенной в бездну вечности.
Но Бог есть и через Него у нас есть достоинство, и через Него мы равны, и перед Ним ни у кого нет привилегий перед другими. Мы все равны!
Поэтому я не понимаю как можно во имя религии и во имя Бога проповедовать о смирении перед несправедливостью, и почему, наоборот, нельзя требовать во имя Бога и религии высшего права всех на справедливость и на свободу.
Религия никогда не может быть инструментом угнетения народов. Она должна быть знаменем восстания. Религия — в душе народов, потому что народы живут вблизи Бога, в соприкосновении с чистым воздухом бесконечности.
Никто не может запретить народам верить. Потеряй они веру — и всё человечество было бы навсегда потеряно. Я восстаю против «религий», заставляющих людей поникнуть голову и душу. Это не может быть религией. Религия должна поднимать головы людей.
Я восхищаюсь религией, которая заставляет бедного оборванца сказать императору: «Я такой же, как вы, сын Бога!».
Религия вновь получит авторитет у народов, если её проповедники объяснят её так: «религия — это сила восстания и справедливости, а не инструмент угнетения».
Проповедовать смирение — значит проповедовать рабство. Необходимо же, наоборот, проповедовать свободу и справедливость.
Перевод с испанского Артуро Мариана Льяноса

Комментариев нет:

Отправить комментарий