МАНИФЕСТ СВОБОДНОЙ РОССИИ

НОВОСТИ, МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ О СОБЫТИЯХ В СТРАНЕ И МИРЕ


Координационный Совет российской оппозиции

http://www.kso-russia.org/

Радио Свобода

Башкирское общественное движение "Кук буре"

Алексей Навальный

Партия ЯБЛОКО

Эхо России

Собеседник.ру

Горячие интервью | Эхо Москвы

Новости - Новая Газета

воскресенье, 1 декабря 2013 г.

Римзиль Валеев: «Нельзя искажать историю даже из самых высоких побуждений»

Общество http://www.business-gazeta.ru/article/92689/

Римзиль Валеев: «Нельзя искажать историю даже из самых высоких побуждений»

01.12.2013
НЕДОПУСТИМО ПИСАТЬ УЧЕБНИКИ ПОД ДИКТОВКУ ЛЮДЕЙ СО СКИНХЕДСКИМ МЫШЛЕНИЕМ, СЧИТАЕТ ИЗВЕСТНЫЙ ТАТАРСКИЙ ПУБЛИЦИСТ
Российские историки и педагоги работают над концепцией будущего единого учебника истории отечества. Проект историко-культурного стандарта будет реализован после утверждения президентом РФ Владимиром Путиным. Ученые Института истории академии наук Татарстана внесли свои предложения в проект историко-культурного стандарта, которые были частично приняты. Однако еще многое мешает достижению согласия различных сторон. Об этом в своей статье, написанной специально для «БИЗНЕС Online», рассказывает публицист и общественный деятель Римзиль Валеев.
1.jpg
Проект историко-культурного стандарта будет реализован после утверждения президентом РФ Владимиром Путиным
ИСТОРИЯ ВОКРУГ ИСТОРИИ
В минувшую пятницу в Казань приехал председатель Государственной думы, руководитель российского исторического общества Сергей Нарышкин. Он принимал участие на форуме Евразийской экономической интеграции. Я не знаю, удалось ли ему встретиться с казанскими историками, но точно известно, что рабочая группа института истории готовила для него свои экспертные оценки и предложения по созданию единого учебника, которые прошлым летом активно обсуждались с участием в московских и казанских ученых. Организовано Татарстанское отделение исторического общества под руководством директора института международных отношений КФУ Рамиля Хайрутдинова. Известны соображения и аргументы вице-президента АН РТ, директора института истории им. Марджани АН РТ Рафаэля Хакимова, который писал об этом на страницах «БИЗНЕС Online».
Поскольку тема горячая и интересует не только профессиональных историков, я, выражая точку зрения и любопытство «обычных» неравнодушных граждан, поговорил с академиком Индусом Тагировым, доктором исторических наук Дамиром Исхаковым и руководителем центра, занимающегося вопросами теории и методики преподавания истории Маратом Гибатдиновым. Из разговора с ними я выяснил, что основные подходы и намерения авторов «федеральной» концепции казанские ученые поддерживают. Свои замечания они передали в Москву еще летом, потом был рассмотрен новый, уточненный вариант стандарта. К нему подготовлены и отправлены новые замечания. Неизвестно, насколько они будут учтены.
Теперь самое интересное — насколько договорятся московские и казанские историки, за которыми стоят и политические, административные и, не исключено, экономические круги. Никогда еще история и скромное дело по написанию учебника не приобретали столь широкий размах. Сам факт, что историческое общество и саму подготовку концепции учебника возглавляет чиновник столь высокого ранга, говорит о многом. Поэтому захотелось вникнуть в исторические материи.
3.jpg
 
ПЛЮСЫ И МИНУСЫ НОВОГО СТАНДАРТА
Что же вызывает бурные позитивные чувства у казанских ученых и татарской общественности? Мои собеседники были склонны перескочить на свой птичий язык, используя «индоктринацию» на основе «инклюзивных» моментов. Оставим эти тонкости самим ученым. Но все же попытаемся разделить радость татарских аксакалов, которых проект стандарта настроил позитивно, ведь в преамбуле говорится следующее:
«Межнациональный и межкультурный консенсус при отборе основного контента исторического образования, в целом интерпретации истории России; рассмотрение отечественной истории как неотъемлемой части мирового исторического процесса, роли России в мировой истории, трактовки специфики ее развития; воспитание уважения к историческому наследию народов России, ориентированность курса отечественной истории на межкультурный диалог, издавна характерный для поликультурного, многоконфессионального российского общества».
Действительно, концепция исторического образования должна обеспечить «национальную консолидацию», выступая «важным инструментом» обеспечения такой консолидации, единства и безопасности России в современном мире.
Но отнюдь не все в проекте стандарта устраивает историков Татарстана и представителей татар РФ. Особенно нетерпимыми казанские ученые считают: а) использование для характеристики зависимости русских земель от Золотой Орды в XIII - XV вв. совершенно ненаучного термина «иго» (хотя бы и в форме «так называемого ига»); б) ясно прослеживаемое в ИКС стремление обойти татарское составное истории Улуса Джучи, его культуру и позитивные традиции.
Примерно такую точку зрения выражают лидеры исполкома Всемирного конгресса татар. Если перевести на наш с вами обыденный язык, то переименование проклятых «татаро-монгольских завоевателей» в «ордынское иго» современных татар не удовлетворяет. Потому что после уроков истории по теме «татарского нашествия» обычно в российских регионах мальчики бьют татарских пацанов после урока на перемене. Мне это говорили представители татарской общины Дальнего Востока и Подмосковья. Все школьные годы наполнены пафосом проклятья, исходящего из учебников истории и литературы.
2.jpg
 
Перевожу на простой язык: нам давно хочется, чтобы в школьных учебниках не было известного рисунка, где якобы татары жарят на костре человеческое мясо. Если бы московские ученые и некоторые политики читали бы татарскую прессу последних десятилетий, ходили бы на собрания, то обязательно согласились бы не приписывать татарскому этносу старинные штампы определенных господ. Татары и все добросовестные ученые считают, что учебники надо соразмерить с реальной историей и источниками, что эмоциональные всхлипы по поводу драматических страниц прошлого сами по себе не просвещают молодежь.
КАК ИЗБАВИТЬСЯ ОТ СИНДРОМА ВРАЖДЫ?
Понятно, что не сразу придет отрезвление после политизированных и авторитарных порядков и восторгов по поводу «корифея всех наук» и «вождя народов». Но надо. Жизнь заставляет, рассудительность располагает. Уж на что термин «немцы» в течение 30 - 40 лет ассоциировался со словами «фашисты» и «враги». Потихонечку стали различать, что этнос (в этом контексте немецкий) со своей историей и культурой — одно дело, а идеология, в данном случае — фашистская, нацистская — совсем другое. Заболеть этой напастью может любой народ.
Несмотря на миллионы погибших на второй мировой войне, сожженных в концлагерях Дахау, Бухенвальд, Освенцим, на немцев и Германию в других странах зла не держат. А тут какая-то вассальная зависимость княжеств от средневекового государства с недостаточно изученной историей до сих пор в учебниках истории преподносится детишкам как выражение злодейства. Из такой болезни до сих пор не может оклематься наша с вами общая страна!
Сколько раз после XIII - XVI веков русские княжества и российское государство воевали с разными народами, а иногда жестоко сражались между собой! А нет, остается «воспитательный» образ врага — «татар», «татар-монголов», а теперь еще «ордынцев». Как будто не было и нет тюрко-татарской истории и культуры. Сколько может продолжаться такая вакханалия в исторической науке и педагогике?
Разве нельзя просто изложить факты, в какие века что происходило, как жили и творили, строили, когда чья власть существовала и как современная Россия окрепла, прославила себя усилиями русского и других народов, кстати, татарского не в последнюю очередь? Вот почему историко-культурный стандарт единого учебника истории сегодня стал предметом острых дискуссий. Он должен служить генетическим кодом будущего учебника истории и малейшее отклонение от реалий и фактов может вызвать раздор в обществе. И правда, не стоит закладывать мину под общее благополучие, созидания и конструктивное взаимодействие равноправных народов. Совершенно ни к чему, чтобы из прошлого прилетали стрелы и копья ненависти, обид, а также средневековые методы выяснения отношений и наказания неугодных соседей.
«ИГО» — ЧТО ОНО ОЗНАЧАЕТ?
«Татарское иго»... «Монгольское иго...» «Наш народ после 300 лет ига...» Знакомые слова из учебников. Сердцем понимаешь, что это такое. А умом ухватить нелегко. Какой-то эмоциональный штамп. Прилагательное, а не существительное. На татарский язык переводится как «золым» — то есть вроде как «зло». Теперь этот знак ощущения может войти в новый учебник — уже единый. Но пора бы и разобраться, что он означает как исторический термин. Понятно, что он из фольклорного, поэтического, театрально-литературного словаря. Эмоциональное окрашенное слово, означающее угнетение, дискриминацию народа или личности. Причем в течение длительного времени.
Им можно характеризовать все, что угодно — и жесткую дисциплину, и любовь, сыновний долг, и подчинение перед вышестоящим начальником, армейскую службу, уплату непомерного налога, домашний деспотизм — все, что делается подневольно, по обязанности, принуждению. Даже безответную любовь и неравный брак.
Слово пришло из былин, устных рассказов, эпоса. Иго! Это сугубо литературный импульс, краткий и хлесткий. Так же как ИРОД. Но скажите, какое рациональное содержание несут эти термины? Каково научное и правовое определение? Надо, чтобы те, кто говорит и пишет это слово, и те, кто читает и слушает, воспринимали его примерно одинаковый контент. Чтобы люди просто понимали, о чем идет речь. И сознательно подобрать способы преодоления или, возможно, добровольного отказа от угнетения.
Если иметь ввиду государственное устройство, то всякое государство основано на силе, ресурсах, подавлении и принуждении, иначе будет царить анархия или власть возьмут бандиты и прочие силы. Для кого-то из вольных людей государственная власть представляет собой самое настоящее иго.
Короче, поэтично-эпическое, но только состоящее из негативной окраски слово «иго» в прямом и буквальном смысле сбивает с току, вызывает массу противоречивых смыслов. Главные принципы теории массовых коммуникаций — адекватность, релевантность, декодируемость (надеюсь, термины понятны и без перевода на обыденный язык) предусматривают именно такое соответствие. Чтобы было ясно и понятно всем. И понятно однозначно, одинаково всеми! Тут такого просто нет. Не наблюдается. Иго — комок эмоций и еще оправдание своей беспомощности. Спустя 600 лет после завоевания своей власти в своем государстве объяснять недостатки современной жизни, бедность и несовершенство неким «игом» — по крайней мере неразумно. Гитлеризм и массовые истребления немецко-фашисткими захватчиками проклинались 30 - 40 лет. И отделили «тех» фашистов от нормальных немцев. Которые сами тоже отреклись, но неонацизм в политике все еще есть и он растет!
А тут «враги» из XIV века травят душу и мучают тело. Можно было бы реальным правовым термином «геноцид», который часто выручает современных политиков. Но неудобно называть геноцидом власть «татар-монгол» или «ордынцев», если не депортировалось население, не ограничивалась православная религия, а налог составлял 10 процентов. Разбирались сурово, часто жестоко и кровью, но это примета эпохи. Ивану Грозному и его кровожадности по отношения к своим подданным и близким не было равных. Насчет набегов на территории, нападений на соседей тоже не скажет однозначно. Русские княжества порой нападали на своих единоверцев и соплеменников так жестоко, что любое «иго» отдыхает...
Я уж не говорю о пережитом татарами и другими народами в различные эпохи истории от царского самодержавия до советского периода и колхозной жизни включительно. Все, включая и русский народ, всегда страдали от проклятого «ига», которое оказалось многоликим явлением.
Короче, слово иго не несет в себе научно-исторического смысла и оно спокойно может служить поэтам, прозаикам и памфлетистам. Как историко-научный и дипломатический термин оно ничтожно. И даже абсурдно, если не сказать «опасно».
ИСПРАВЛЯТЬ ТО, ЧТО МОЖЕТ НАВРЕДИТЬ, ИЛИ О НЕДОПУСТИМОСТИ СОЗДАНИЯ УЧЕБНИКА ПОД ДИКТОВКУ СКИНХЕДОВ
Конечно, идеальных текстов, книг не бывает. Но есть обязательные вещи, которые надо знать всем. Вот если бы председателю комитета Государственной Думы Елене Мизулиной было известно из школьного или вузовского учебника о том, что в XVII-XVIII веках в России бушевали крестьянские восстания, а бунты татар и башкир в основном вспыхивали в защиту религиозных прав мусульман! Если бы она прочитала историческое послание закованного в кандалы Батырши императрице! Если бы все подробно знали, как шло насильственное крещение, изучали деятельность Ильминского и Луки Канашевича! В заботах о сохранении руин древнего Болгара, российская царица поправляет излишне ретивого крестителя «бусурманов»: «Сему один гонитель казанский архирей Лука, — писала Екатерина II об известном миссионере Канашевиче, — позавидовал и много разломал, а из иных построил церковь, погребы и под монастырь занял, хотя Петра I указ есть не вредить и не ломать сию древность».
Стоило бы Елене Борисовне вникнуть, почему российские мусульмане почитают Екатерину, называя «эби патша» — царица-бабушка. Если бы все это она знала, то ни за что бы она не пробивала в российскую Конституцию особый статус православия, нарушая другие статьи Основного закона.
Да, историю надо знать. Но правдивую. Она хоть и горькая, но наполнена жизнью, энергетикой. «В чем сила, брат? В правде!» Так сказал бы иным профессорам и генералам, старающимся загонять свои незрелые суждения во властные документы, затрагивающие интересы народов страны.
Ну, почему не признавать, что российской государство, как и Волжская Булгария, издавна была многоэтнической? Почему история России во всех ее этапах не должна отражать многоэтничность и поликонфессиональность? Почему не читать документы и труды историков прошлого и настоящего?
В предложениях казанских ученых и татарской общественности содержатся идеи и факты, направленные на сбалансированное и объективное освещение истории. Второй по численности народ России не меньше, чем депутаты и генералы озабочен судьбой отчества. И правда, нельзя допускать, чтобы российские дети учили историю по учебнику, написанную под диктовку господ со скинхедским мышлением. Если мы не хотим лишиться будущего.
КАК Я «ИСПРАВЛЯЛ» ИСТОРИЮ
Волею обстоятельств я был свидетелем и участником исправления учебника отечественной истории для 11 класса. Прислал факсом авторам учебника пять своих поправок к новому учебнику. И все пять были приняты и внесены в следующее издание учебники. Потрясает порядочность и гибкое мышление известного историка, руководителя авторской группы Никиты Загладина. Потом я с ним познакомился и уточнил, что в свое время его отец — Вадим Загладин возглавлял международный отдел ЦК партии. И это не случайно, поскольку интеллект и человеческие качества идут от семейной и фамильной морали.
Привожу текст письма из издательства «Русское слово», который получил в ответ на свое дерзкое, но конструктивное обращение по поводу некоторых моментов истории.
Уважаемый Римзиль Салихович!
Я искренне признателен Вам за внимание к учебнику для 11-го класса по истории Отечества. Высказанные Вами рекомендации очень полезны для более четкого изложения весьма сложной и актуальной проблемы — межнациональных и региональных отношений современной России. Ваши положения учтены при подготовке к печати нового издания учебника, надеюсь, Вы скоро с ним ознакомитесь.
Коллектив авторов учебника был бы рад видеть Вас членом редакционного совета издания (в его состав входят ведущие ученые России, также такие академики, как Н. А. Симония, Г. Н. Севостьянов, профессора Г. А. Гуманев, Л. Н. Нежинский и другие). Прошу проинформировать издательство «Русское слово» в случае Вашего согласия.
С уважением, доктор исторических наук,профессор, директор Центра сравнительныхсоциально-политических исследований,зав.отделом внутриполитических процессовИМЭМО РАН Н. В. Загладин
Таким образом, моя фамилия была включена в список редакционного совета по выпуску учебника. Ее можно было видеть и в учебнике для 9-го класса. Иногда обращались из издательства за консультацией и рецензией. Не отказывался, конечно, хотя не имел никакого статуса или сертификата на участие в подготовке учебников. Но этот совершенно немыслимый эпизод имел место в действительности.
Можете проверить, прочитав статью, опубликованную в газете «Восточный экспресс» 20 мая 2004 года.
Я купил новое издание учебника истории для 11 класса и подарил родной Аитовской школе Бижбулякского района Башкирии. Как главный отчет, высшее достижение перед своей школой. Мол, не зря учили. И сейчас горжусь, что не дал оклеветать Татарстан и его политическое руководство. Не знаю, узнал ли первый президент республики о моей столь настойчивой борьбе за правдивое освещение истории Татарстана (при содействии тогдашнего министра образования РТ Фариза Харисова). Не имею информации и об отношении к этой проблеме авторов других учебников новейшей истории. Но сам факт подобного отношения со стороны федеральной структуры, опыт конструктивного сотрудничества потрясает меня до сих пор. Может быть, тогда было демократии больше? Очень хочется, чтобы чудо повторилось и казанские поправки в историю помогли создание настоящего и правильного учебника истории.
И ВСЕ ЖЕ, КАКИМ БУДЕТ УЧЕБНИК ИСТОРИИ?
Академик, автор многих книг, председатель научного совета по защите диссертаций Индус Тагиров не обольщается обещаниями и заверениями. Он считает, что от концептуального стандарта мало что зависит. Если учебник будет «неправильный», значит, появятся альтернативные пособия, книги, публикации в интернете. Авторы учебника напишут то, что сидит у них в подсознании.
Значит, восприятие истории тоже происходит почти «по Фрейду»? Может быть. А общественное сознание и подсознание меняются медленно. Как и сама система образования. Даже малейшие изменения даются тяжело. Поэтому и происходят спор и конфликт между представлениями об истории и объективными фактами. Жаль, конечно. Потому что сейчас историческое сознание влияет и на этническую идентификацию, и на взгляды на жизнь и порядок действий людей, государства. Это опасно, так как сейчас нарастает напряжение в национальных и конфессиональных отношениях. Проект стандарта начинается с мыслей об истории многоликой России, но сквозная идея «Русь», «русский» пронизывает, как шампур, всю остальную часть концепции. Хотя история России многонародна и она нуждается в объективности. Правда, истинность, универсальность нужны для того, чтобы сохранить стабильность, увлечь миллионы людей позитивными делами. А как же без истории созидать будущее, если и в настоящем не все понятно?
С Индусом Ризаковичем Тагировым мы встретились на семинаре, организованном по поводу истории профсоюзного движения. На улице Бутлерова, во дворе Дома ученых работает замечательный музей, в котором ведется обширная исследовательская работа. Стоит с ним познакомиться всем, кто интересуется новейшей историей. Как будут раскрыты в учебниках события XX века, пролетарская революция, крестьянство, рабочий класс, который сегодня не упоминается, как будто он испарился, выдвинув на передний план новую «движущую силу», героев телеэкрана — коммерсантов, шоу-бизнес, благородных мошенников и бандитов, симпатичных проституток? Тоже непростые материи. В музее истории профсоюзов увидел фото губернаторского (ныне президентского) дворца, где в 1917 году разместился профсоюз металлистов «Единение». Не партия, не депутаты, а сами рабочие вершили историю...
Много чего в музее узнал об индустрии и обстоятельствах борьбы трудового класса. А ведь сейчас отношения труда и капитала не исчезли, никуда не делись. Марксисты писали о невозможности мира между трудом и капиталом. Но без их примирения наступит кошмар. Зарплаты, пенсии, условия труда, отдыха, получение профессии, безработица, социальная справедливость... Не чувствую, что этим занимаются партии со словами «справедливый», «либеральный», «коммунистический», «единый», «демократический». Но отлаживать дипломатию труда и капитала придется обязательно. Как сказал Индус Тагиров на семинаре профсоюзных музейщиков, партии появляются и исчезают, а люди труда, их объединения остаются всегда.
Нет ничего более горячего, взрывоопасного, жизнеутверждающего и созидательного, чем национальная и социальная справедливость. И плюс межгосударственные отношения. Вся история соткана из них. Искажать ее, врать, тянуть к себе и рвать — просто недопустимо. Потому и не может быть равнодушия к учебнику истории.

Комментариев нет:

Отправить комментарий