МАНИФЕСТ СВОБОДНОЙ РОССИИ

НОВОСТИ, МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ О СОБЫТИЯХ В СТРАНЕ И МИРЕ


Координационный Совет российской оппозиции

http://www.kso-russia.org/

Радио Свобода

Башкирское общественное движение "Кук буре"

Алексей Навальный

Партия ЯБЛОКО

Эхо России

Собеседник.ру

Горячие интервью | Эхо Москвы

Новости - Новая Газета

среда, 30 октября 2013 г.

Конец эпохи лицемерия

Конец эпохи лицемерия

Очевидно, правительство США возмущено тем, что американские граждане разглашают секретные данные, касающиеся его не слишком примерного поведения. И оно не стесняется демонстрировать свое возмущение: три года назад, когда Челси Мэннинг (Chelsea Manning), которая тогда еще была рядовым армии США Брэдли Мэннингом (Bradley Manning), передала сотни тысяч расшифровок секретных переговоров группе WikiLeaks, власти США посадили солдата в тюрьму на таких условиях, которые специальный докладчик ООН по проблеме пыток назвал жестокими и бесчеловечными.
Республиканец и сенатор США Митч МакКоннелл (Mitch McConnell), который выступил на программе Meet the Press вскоре после заключения Мэннинга под стражу, назвал основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа (Julian Assange) «хайтек-террористом». Совсем недавно, после того как бывший аналитик Агентства национальной безопасности по имени Эдвард Сноуден (Edward Snowden) раскрыл подробности американских программ слежки, американские чиновники приложили массу дипломатических усилий к тому, чтобы убедить другие страны отказать Сноудену в предоставлении убежища.
Более того, президент США даже отменил свою запланированную встречу с российским президентом Владимиром Путиным, когда последний отказался ему подчиниться. Несмотря на все свои усилия, американский истеблишмент часто испытывает трудности, пытаясь объяснить, почему эти разоблачители представляют собой такую серьезную угрозу для безопасности США. На самом деле в информации, раскрытой Мэннингом и Сноуденом, нет ничего, что могло бы шокировать людей, которые пристально следят за событиями в мире.
В 2010 году бывший министр обороны Роберт Гейтс, не захотевший поддаваться панике вокруг разоблачений WikiLeaks, сказал в беседе с журналистами, что публикация секретной информации оказала лишь «довольно ограниченное» влияние и не скомпрометировала ни источники, ни методы разведслужб. Сноудену удалось скомпрометировать и источники, и методы разведки, однако он не смог сообщить нам ничего нового. Еще до его разоблачений большинство экспертов высказывали свои предположения о том, что именно США стояли за кибератаками против Китая, вели тайную слежку за различными европейскими институтами и перехватывали мировые интернет-коммуникации. Даже его самое скандальное открытие, касающееся того, что США и Соединенное Королевство дискредитировали ключевые коммуникационные программы и системы шифрования, призванные защищать безопасность и личную жизнь пользователей, лишь подтвердили то, о чем многие осведомленные обозреватели уже долгое время подозревали.
Гораздо более серьезная угроза, которую представляют собой Мэннинг и Сноуден для американского правительства, заключается вовсе не в непосредственном ударе по национальной безопасности США: они лишают Вашингтон возможности лицемерить, избегая при этом ответственности за свое двуличие. Их опасность заключается не в том, что они раскрывают новую информацию, а в том, что они предлагают документальные доказательства действий и мотивов правительства США. И когда выясняется, что эти действия противоречат публичным заявлениям представителей правительства — а так происходит довольно часто — союзникам США становится сложнее закрывать глаза на секретную деятельность Вашингтона, а их противникам становится легче находить оправдания своей.
Лишь немногие американские правительственные чиновники рассматривают свою способность лицемерить в качестве ключевого стратегического ресурса. На самом деле, одна из причин, по которой лицемерие американцев настолько эффективно, заключается в том, что оно берет свое начало в их искренности: большинство политиков США просто не осознают, насколько двулична их страна. Между тем, поскольку сейчас США становится все сложнее отрицать расхождения между их словами и делами, в будущем им предстоит принимать массу сложных решений и, возможно, даже начать жить по тем правилам, которые они проповедуют.
Двуличный гегемон
Лицемерие является основной составляющей мягкой власти Вашингтона — то есть его способности убеждать другие государства в легитимности его действий — тем не менее, большинство американцев недооценивают его значение. Либералы, как правило, искренне верят в то, что другие страны сотрудничают с США, потому что американские идеалы кажутся им привлекательными, а международная система во главе с США — справедливой. Реалисты придерживаются более циничной точки зрения, однако если они и вспоминают о лицемерии Вашингтона, то все равно не придают ему большого значения. По их мнению, именно холодная, грубая сила Вашингтона, а вовсе не его идеалы, заставляет другие страны поддерживать партнерские отношения с США.
Разумеется, США — это не единственный лицемер в международной политике. Однако двуличие США приводит к гораздо более серьезным последствиям, чем двуличие других государств. Так происходит, потому что большая часть мира сегодня живет в рамках системы, которую выстроил Вашингтон, системы, которая, с одной стороны, основана на мощи США, с другой — узаконена их либеральными идеалами. Американские идеалы диктатуры закона, демократии и свободной торговли стали неотъемлемой частью международных институтов, которые США помогли основать после окончания Второй мировой войны, в том числе Всемирного банка, Международного валютного фонда, ООН, а также Всемирной торговой организации. Несмотря на очевидные угрозы мировому господству США — начиная с войны в Ираке и заканчивая финансовым кризисом — международный порядок до сих пор остается чисто американским.
И этой системе требуется смазочное масло лицемерия для того, чтобы ее механизмы продолжали вращаться. Чтобы другие страны продолжали верить в легитимность такого мирового порядка, американские чиновники должны регулярно продвигать свои идеалы и заявлять о своей приверженности либеральным принципам. США не могут поддерживать свою гегемонию только при помощи грубой силы. Однако, как показали недавно обнародованные секретные данные, Вашингтон также неспособен неуклонно придерживаться тех ценностей, которые он проповедует. Такое несоответствие повышает риск того, что другие государства могут расценить существующий мировой порядок как незаконный.
Разумеется, пока США удавалось избегать ответственности за свое лицемерие. Вашингтон долгое время проповедовал идею о нераспространении ядерного оружия и даже смог убедить некоторые государства отказаться от их амбиций в ядерной сфере. В то же время он молча принял появление ядерного оружия у Израиля, а в 2004 году подписал формальное соглашение, в котором подтвердил право Индии на использование ядерных технологий в мирных целях, несмотря на то, что Индия пренебрегла условиями Договора о нераспространении ядерного оружия. Вашингтон не устает заявлять о своей приверженности идеалам демократии, однако он предпочел не вмешиваться, когда египетская армия свергла избранное правительство в июле, отказавшись назвать военный переворот переворотом. Кроме того, стоит еще вспомнить «войну с терроризмом»: Вашингтон резко критикует правительства иностранных государств, когда те наступают на права человека, но при этом требует, чтобы к его собственным действиям относились снисходительно, поскольку на карту поставлена национальная безопасность США.
Причина, по которой США не приходилось нести ответственность за свое лицемерие, заключается в том, что другие государства настойчиво отказываются его замечать. Учитывая выгоду, которую они извлекают из глобальных общественных благ, поставляемых Вашингтоном, они вовсе не заинтересованы в том, чтобы призывать гегемона к ответу за его плохое поведение. Публичная критика может подтолкнуть правительство США к тому, чтобы начать преследовать исключительно свои собственные интересы, что поставит под угрозу существующий мировой порядок. Более того, США могу наказать тех, кто станет указывать на непоследовательность действий Вашингтона, разорвав с ними торговые отношения или каким-либо другим способом. Именно поэтому союзники США, как правило, выражают свои опасения лишь в частных беседах за закрытыми дверями. Их противники время от времени указывают США на их недостатки, однако сами они не могут похвастаться высокими моральными устоями. Жалобы России и Китая вряд ли могут заставить кого-либо восхищаться их более честной политикой.
Легкость, с которой США нарушают свои обещания, привела к формированию излишней самонадеянности в рядах их лидеров. Учитывая то, что сейчас лишь немногие государства указывают США на их лицемерие, и тех, кто это делает, можно безнаказанно проигнорировать, американские политики утратили чувствительность к двойным стандартам своей страны. Однако благодаря Мэннингу и Сноудену на подобные двойные стандарты стало гораздо сложнее закрывать глаза.
Как важно быть серьезным
Чтобы понять, к чему это все может привести, подумайте о последствиях разоблачений Сноудена для американской политики в сфере кибербезопасности. До недавнего времени чиновники США не обсуждали наступательный потенциал своего государства в киберпространстве и делали основной акцент на стратегиях, призванных защитить страну от иностранных нападений. В то же время они неоднократно открыто заявляли об атаках китайских хакеров, подробно рассказывая об угрозе для американских компьютерных сетей и потенциальном ущербе для отношений между США и Китаем.
Между тем США негласно вели свое собственное масштабное наступление на компьютерные сети Китая — и других своих противников — в течение уже довольно продолжительного периода времени. Правительство США тайно вкладывало миллиарды долларов в разработку как наступательного, так и оборонительного потенциала в киберпространстве. (На самом деле, зачастую наступательный потенциал может с легкостью превратиться в оборонительный, и наоборот, поскольку программисты, способные разработать эффективную защиту для собственной системы, хорошо знают, как можно взломать чужую.) А Сноуден подтвердил, что американские военные взломали не только компьютеры китайских вооруженных сил, но и компьютерные системы, принадлежащие китайским операторам сотовой связи и самому престижному университету этой страны.
Несмотря на то, что многим экспертам было известно о причастности американского правительства к взлому китайских компьютерных систем еще до публикации материалов Сноудена, Вашингтону удавалось официально все отрицать. Обладая иммунитетом против критики, американские чиновники занимались планированием масштабной пиар-кампании, целью которой было заставить Китай прекратить его противоправную деятельность в киберпространстве и которая предполагала самые различные инструменты воздействия, от угроз до предъявления обвинений китайским хакерам. Власти Китая, хотя им было хорошо известно о лицемерии американцев, предпочли не указывать последним на их двуличие, опасаясь спровоцировать дальнейшее ухудшение отношений между странами.
Однако после разоблачений Сноудена китайцы изменили свою точку зрения. У Китая появился хороший повод публично выразить свое возмущение двуличием США. Теперь Вашингтон вряд ли станет обижаться на Пекин за то, что тот осудит поведение США, подтверждаемое официальными документами. На самом деле откровения Сноудена не оставили Китаю иного выбора, кроме как публично выразить свое негодование в связи с действиями США. Если бы Пекин не указал на лицемерие Вашингтона, его сдержанность можно было бы интерпретировать как слабость. Во время одной из пресс-конференций, состоявшихся после публикации материалов Сноудена, представитель Министерства национальной обороны Китая подчеркнул, что этот скандал «раскрыл истинное лицо и лицемерное поведение» США в вопросах интернет-безопасности.
Вашингтон застали врасплох. Теперь он может попытаться, как предлагал бывший руководитель контрразведки США Джоэл Бреннер (Joel Brenner), провести разграничительную линию между предположительно неприемлемыми действиями китайских хакеров, целью которых была кража коммерческих секретов, и собственными абсолютно легитимными действиями США, направленными на защиту национальной безопасности. Однако, вероятнее всего, на эти разграничительные линии никто не обратит никакого внимания. Поэтому Вашингтону пришлось забыть о своей публичной кампании против действий китайских хакеров.
Разоблачения Мэннинга и Сноудена ознаменовали собой начало новой эпохи: теперь правительство США больше не может делать ставку на то, ему удастся сохранить свою тайную деятельность в тайне. Сегодня сотни тысяч американцев имеют доступ к секретным документам, которые в случае их раскрытия могут поставить страну в крайне неудобное положение. И, как подтверждают недавние разоблачения, в эпоху флэш-дисков и мобильных телефонов, оснащенных камерами, даже самые драконовские законы и наказания не смогут защитить секретную информацию от утечек. В результате сейчас Вашингтон переживает то, что можно назвать прогрессирующим коллапсом лицемерия — резким сужением пространства для маневрирования страны между заявленными желаниями и порой весьма нелицеприятными способами достижения своих целей. Правительство США, его друзья и противники больше не могут убедительно отрицать существование темной стороны американской внешней политики, и теперь им придется взглянуть ей в лицо.
Подкрепляйте слова делами, а дела — словами
Конец эпохи лицемерия ставит США перед необходимостью сделать довольно сложный выбор. В любом случае, политика Вашингтона и его заявления теперь должны будут соответствовать друг другу.
Самое простое решение для правительства США заключается в том, чтобы впредь воздержаться от лицемерных заявлений и признать, что за многими его действиями стоят узкие эгоистичные цели. Утечки будут гораздо менее досадными — и менее губительными — если они лишь подтвердят то, о чем Вашингтон уже успел заявить. На самом деле Вашингтон может многое позаимствовать у Китая и России: вместо того чтобы пытаться вписать свое поведение в рамки борьбы за всеобщее благо, эти страны открыто осуждают все, что кажется им нарушением их национального суверенитета, и отстаивают свое право преследовать свои интересы так, как они считают нужным. Вашингтон мог бы делать то же самое, продолжая при этом наказывать разоблачителей длительными тюремными сроками и угрожая государствам, готовым предоставить им политическое убежище.
Тем не менее, проблема такого курса заключается в том, что национальные интересы США тесно сплетены с глобальной системой многосторонних связей и относительной открытости. Вашингтон уже нарушил свое обещание о защите идеалов либерализма, заявив, что он будет вводить экономические санкции против стран, предоставляющих убежище разоблачителям. Если США откажется от своих заявлений о взаимных благах, это будет говорить о том, что Вашингтон больше не придерживается принципов того мирового порядка, во главе которого он стоит. Если другие страны последуют примеру Вашингтона и начнут отстаивать исключительно собственные эгоистичные интересы, то торговые связи и система сотрудничества, на создание которых Вашингтон потратил не одно десятилетия, просто исчезнут. США не смогут процветать в мире, в котором все будут относиться к международному сотрудничеству так, как к нему относится Путин.
Однако существует более подходящая альтернатива такому курсу: Вашингтон должен начать вести себя так, чтобы его дела стали чаще совпадать с его словами. Такой подход, который тоже нельзя назвать абсолютно идеальным, дорого ему обойдется, потому что в международной политике идеалы и интересы стран часто вступают в конфликт. Однако правительство США вполне может позволить себе частично отказаться от лицемерия в своем поведении, не поставив при этом национальную безопасность под угрозу.
Двойные стандарты в вопросах пыток, почти полное равнодушие к жертвам среди мирных граждан других стран, расширение систем слежки — ни один из этих пунктов нельзя назвать ключевым фактором благополучия нации, хотя в некоторых случаях они ему вредят. Несмотря на то, что нынешняя администрация больше не совершает некоторые преступления, характерные для ее предшественников, ей все еще предстоит пройти очень длинный путь.
В условиях демократии скрытность вполне имеет право быть частью политики правительства. Между тем, в ней не должно быть места очевидному лицемерию. Избиратели понимают, что они не могут знать всего, что делает их правительство, но им не нравится, когда их обманывают. Если США хотят избавиться от своей опасной зависимости от лицемерия, им придется смириться с реальным законодательным контролем и открытыми демократическими дискуссиями вокруг политики его правительства. Эпохе лицемерия пришел конец.
Генри Фаррелл является помощником профессора политологии и международных отношений в университете Джорджа Вашингтона. Марта Финнемор — профессор политологии и международных отношений в университете Джорджа Вашингтона.

Генри Фаррелл (Henry Farrell), Марта Финнемор (Martha Finnemore), «Foreign Affairs», США

Комментариев нет:

Отправить комментарий