МАНИФЕСТ СВОБОДНОЙ РОССИИ

НОВОСТИ, МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ О СОБЫТИЯХ В СТРАНЕ И МИРЕ


Координационный Совет российской оппозиции

http://www.kso-russia.org/

Радио Свобода

Башкирское общественное движение "Кук буре"

Алексей Навальный

Партия ЯБЛОКО

Эхо России

Собеседник.ру

Горячие интервью | Эхо Москвы

Новости - Новая Газета

понедельник, 22 июня 2015 г.

Путину предложили уйти по-хорошему. Но он не уйдет

Путину предложили уйти по-хорошему. Но он не уйдет


http://obzor.press/russian/2015/06/21/5035

Путину предложили уйти по-хорошему. Но он не уйдет

События прошедшей недели явственно говорят нам о том, что раскол в российской элите далее скрывать уже невозможно. В частности новость о том, что Алексей Кудрин публично предложил Владимиру Путину провести досрочные президентские выборы, якобы для того, чтобы заручиться поддержкой общества для «проведения реформ» несколько дней назад буквально взорвала отечественную медиасферу.

+4|-1
Под обтекаемыми фразами о «курсе на реформы», смысл послания, на первый, взгляд, предельно прост: досрочно переизбраться еще на шесть лет, удалить из своего окружения всех «ястребов», вернуть старого друга Кудрина и прочих «сислибов», признать поражение на Донбассе и приступить к возмещению убытков «нашим партнерам на Западе».

Однако, на мой взгляд, речь здесь идет вовсе не о реформах и не о предложении «перекроить» Россию по среднеазиатским лекалам, где президенты предпочитают править пожизненно, но дело обставляется так, что соглашаются они на это скрепя сердце, после многочисленных пожеланий трудящихся.

Путину предъявили черную метку. Ведь если разобраться, инициатива Кудрина — предложение нынешнему режиму капитуляции на почетных условиях, выдвинутое со стороны так называемых системных либералов. Оно говорит о том, что крупный бизнес, уверен в том, что с нынешним курсом, который олицетворяет президент Путин, страна потерпела тяжелое внешнеполитическое поражение, которое, в недалеком будущем, грозит и поражением внутренним, что уже напрямую затрагивает их интересы.

Политика Кремля по отношению к Украине, на протяжении последних лет была скорее эмоциональной, чем рациональной и прагматичной. Во многом это было вызвано страхами после «Оранжевой революцией» 2004 года, которую в Москве стали примерять на себя.
Сделанные выводы, желание гальванизировать вялый президентский рейтинг «маленькой победоносной войной», а, возможно, и желание воспользоваться плодами смуты у соседа, привели к тому, что российские власти во многом своими руками затолкали Украину в Майдан 2013, который, как мы помним, начался ровно на следующий день после того как слабовольный коррупционер Янукович под давлением из Москвы отказался подписывать договор об ассоциации с ЕС.

То, что произошло позднее, обрушение политических институтов на Украине, в результате чего Москва, вовремя подсуетившись, присоединила Крым (действие, воспринимавшееся тогда как победа Кремля), сегодня выглядит уже далеко не так однозначно, ведь оно спровоцировало целую цепочку тяжелых последствий, – одно из которых, это кровавая война на Донбассе.

Несомненно, вина новых украинских властей в произошедшем не меньше российской, однако играя на повышение ставок, Москва была обязана просчитать все возможные варианты. Между тем, судя по поведению Кремля – все было поставлено на одну карту.

Расчет, очевидно, был на то, что Украина развалится при первых же ударах, а изнеженный Запад, чтобы иметь возможность продолжать вести с Россией бизнез “as usual” поспешит закрыть глаза на действия России; санкций не последует, а если они и будут введены, то их влияние на экономику будут незначительными.

К слову Саддам Хусейн перед вторжением в Кувейт (который многие в Ираке считали своей исконной землей) тоже был абсолютно уверен, что Запад ему за это дурного слова не скажет. Ведь он столько лет был его союзником в борьбе против Ирана. Однако жестоко просчитался.

Очевидно, что стратегия весны 2014 была такова: взять под контроль как можно больше украинской территории (особенно важны были запорожская и херсонская области, без которых невозможен сухопутный доступ в Крым) а дальше, применяя военные, политические и дипломатические методы, придать своим действиям максимум легитимности.

Эта стратегия не сработала — идеи «русской весны» не смогли захватить сколь нибудь значимое количество населения за пределами двух областей (Донецкой и Луганской). В итоге под контролем сепаратистов оказался лишь небольшой клочок территории, который не принес России ничего кроме материальных и политических потерь.

Судя по тому, что происходило, чуть позже — в июне 2014 была, в этот период была принята другая стратегия: удерживать Крым, в расчете на то, что о нем, в конце – концов, забудут. При этом использовать две мятежные «республики» в качестве средства давления на Украину. С этой целью их не надо принимать в состав РФ, но «тайно», поддерживать, в расчете на то, что украинские вооруженные силы окажутся неспособными к длительному сопротивлению. Одновременно демонстрируя устойчивость перед санцкионным давлением, вынуждая воспитанный в культуре компромиссов Запад к восстановлению STATUS QUO в отношениях с Россией. Для чего использовать различные рычаги — от введения собственных контр-санкций, до поддержки радикальных сил внутри самой Европы: от крайне левой Сиризы в Греции, до крайне правого Национального фронта во Франции.

Может быть, из этого что-нибудь да и вышло, но вскоре в небе над Донбассом был сбит Малазийский Боинг, перечеркнувший все надежды на такое, крайне желательное для Москвы разрешение ситуации.

В итоге про Крым никто не забыл, и не собираются забывать, более того, он является одним из основных поводов для антироссийских санкций.
Ценность мятежных ЛДНР в качестве средства влияния на Украину минимальна. Режим президента Порошенко укрепляется на глазах. Несмотря на попытки наших телепропагандистов живописать ужасы, которые ожидают эту страну в скором времени, похоже, что ее будущее гораздо менее туманно, чем будущее России. Поступает все больше помощи, в том числе и военной, с Запада, который дает понять, что не даст Украине сгинуть в небытие.

Военно-политическая ситуация отягощается еще и тем, что Москва оказывается перед очередной ловушкой — теперь в Приднестровье, после того, как украинские власти объявили, что не будут пропускать российские грузы и военнослужащих на территорию непризнанной республики. Ситуация плоха тем, что Кремль должен либо рисковать возникновением конфликта, в котором буде участвовать страна НАТО – Румыния при, очевидных, вытекающих из этого последствиях, либо открыто капитулировать.

Население самой «Новороссии», немалая часть которой действительно изначально было пророссийские настроено — деморализовано, и не понимает, ради чего нужны были все эти страдания, если сам Кремль и его ставленники в ЛДНР ведут неприкрытую торговлю относительно условий, на которых этот «чемодан без ручки» можно было бы сбагрить Киеву.

Однако Порошенко ожидаемо не «ведется» на подобные предложения, предвидя, что рано или поздно Донбасс вернется под его крыло на условиях Киева, а не Москвы, заявляя о том, что жители Донбасса уже понимают, что Москва их «кинула». И, к соажалению, возразить то ему особо и нечем.

И это отнюдь не частное мнение одного взятого «злопыхателя»: провал всей идеи «Новороссии» признают и сами его наиболее горячие адепты, такие как публицист Егор Холмогоров, или полевой командир Игорь Гиркин (Стрелков). Все они в один голос говорят о похоронах проекта «Русская весна».

НАТО, присутствие которого в Европе еще год назад рассматривался многими, в том числе и в странах Евросоюза, как бесполезный и дорогостоящий реликт Холодный войны, снова обрел смысл своего существования и разворачивает активность по всем границам РФ.

Все надежды на политику «разделяй и властвуй» по отношению к США и Евросоюзу оказались тщетными. Не сыграли роли ни заинтересованность Запада в стабильной торговле с Россией, ни влиятельные друзья Путина в Германии.

«Не смешите наши Искандеры», какие еще санкции, говорила пропаганда еще полгода назад, однако сегодня экономика страны вошла в затяжное пике, а конфликт Запада и России уже перешел в стадию арестов счетов и активов его правителей.

Блокировка активов РФ в Бельгии, Франции и Австрии — это начало этой самой войны.
Более того, все говорит о том, что международная изоляция России и демонизация ее руководства,  будет только нарастать: так в субботу в западной прессе появились публикации о том, что к Владимиру Путину в американских судах будет предъявлен коллективный иск от родственников сбитого на Донбассе Боинга рейса MH-17 (по схеме, которая была отработана против Муаммара Каддафи после теракта в Локерби).

Так The Independent пишет о том, что иск может буквально уничтожить дальнейшие отношения между Г-ном Путиным и Западом, но политики не в состоянии предотвратить этот шаг.

Как известно, именно после аналогичного иска пассажиров Боинга, разбившегося в результате теракта около шотландского города Локерби, ливийский диктатор был признан судом виновным в катастрофе, его счета были заблокированы, а сам он утратил возможность выезжать в большинство стран мира. Его дальнейшая судьба, была еще печальнее.

В том числе и с помощью этого процесса, итоги которого более или менее очевидны, мировое общественное мнение настойчиво будут подводить к тому, что Путин это и есть Каддафи наших дней.

От России спешат дистанцироваться даже те, от кого подобных шагов в Кремле ожидали в самую последнюю очередь. Так, например Китай, о нерушимой дружбе с которым не устает твердить пропаганда, заключил с американцами договор о долгосрочном военном сотрудничестве: уже в следующем году будут проведены крупные американо-китайские совместные военные учения. А китайские банки дружно присоединились к санкциям против финансовых учреждений РФ, о чем с такой обидой говорили топ-менеджеры ВТБ и Сбербанка.

Не стоит обманываться относительно единодушной внутрироссийской поддержкой.
Популярность Владимира Путина в народе была обусловлена, в общем-то, всего двумя факторами: первый это то, что благодаря удачной внешнеэкономической конъюнктуре (взлетевшие вверх цены на углеводороды в «нулевые» годы) россияне впервые за всю почти тысячелетнюю историю страны, стали более или менее сносно жить.

Именно поэтому, среднестатистический россиянин презрительно посмеиваясь, глядел в сторону непонятных людей с кедах и с айфонами в руках, собравшихся на Болотной, требующих от него протестовать против власти, которая «сделала ему хорошо».

Это «хорошо», к сожалению, плавно сводится к «плохо»: второй год подряд падают реальные зарплаты населения, стремительно растет просрочка по кредитам. Даже по данным Росстата, который часто обвиняют в лакировке действительности, уровень бедности в стране уже достиг 16 процентов (подобных цифр не было с начала 2000 годов).

В стране начались увольнения, которые затронули даже такие электоральные форпосты режима, как «Уралвагоназод.

Пресловутая «Стабильность», или негласный социальный контракт, согласно условиям которого, население не лезет в политику в обмен на право зарабатывать и невмешательство государства в частную жизнь нарушен, причем нарушен самой же властью. Мало того, что люди чувствуют падение своего уровня жизни, так еще государство, как в худшие советские времена вдруг решило указывать людям, как жить, во что верить и с кем спать.

Поэтому не стоит рассчитывать, что те люди, которые поддерживали власть за то, что она обеспечила достаток и не мешала жить, будут долго сохранять лояльность, на пустой желудок. Ни одна самая изощренная пропаганда, даже Первый канал российского телевидения, не способна накормить хотя бы одного единственного безработного. В войне телевизора и холодильника всегда одержит верх холодильник.

Все это рождает чувство неопределенности и тревожные предчувствия. А также понимание того, что что-то пошло не так.

Поэтому, ничего удивительного в том, что еще одна, пусть и не столь многочисленная, но влиятельная группа населения, состоящая из представителей крупного бизнеса, и ряда политических тяжеловесов, с которыми у Путина так же существовало что-то вроде неписанного контракта, всерьез заволновалась.

И именно эта группа, устами Кудрина обращается к Путину. Впрочем, без надежды, что оно будет услышано. Это скорее можно расценивать как первый серьезный сигнал, после которого могут последовать действия. (Впрочем, об этом в следующей статье)

Путин, разумеется, «предложения» не примет, даже если бы и хотел (российское законодательство не позволяет ушедшему в отставку главе государства участвовать в досрочных выборах).

Но самое главное, что принятие означало бы публичное признание того, что он завел страну куда-то не туда и, соответственно, экономический кризис, международная изоляция России, не говоря уже про человеческие жертвы в ходе конфликта на востоке Украины: все было напрасно.

Поэтому политика маневрирования, состоящая из закулисной торговли и бряцания оружием на Западе и серьезных уступок на Востоке – к ним например можно отнести сдачу в долговременную аренду Китаю огромной территории в Забайкалье, а также то, что эту в субботу Путин, который еще совсем недавно мечтал войти в историю, как собиратель земель русских, объявил, что готов обсуждать проблему Курил с Японией (что это означает на дипломатическом языке объяснять не надо), будет продолжена в надежде оттянуть время и попытаться изобрести какое-то политическое “Wunder Waffe”, которое поможет режиму вырваться из бесконечного цугцванга.

Ошибка в политике это хуже, чем преступление, — когда-то говаривал Талейран. Правоту его слов из раза в раз подтверждает пишущаяся история.



Александр Орлов, специально для Obzor.Press

Комментариев нет:

Отправить комментарий